=
=


Алан Титчмарш: наследие «умелого Брауна»

Alan Titchmarsh: Capability Brown’s lasting legacy

Сен 14, 2015
Алан ТИТЧМАРШ (Alan TITCHMARSH)

Закройте глаза и подумайте об английском пейзаже. Что вы представили? Если холмистую парковую зону с вековыми дубами и лентой воды, значит, ваше видение обусловлено творениями Ланселота «умелого» Брауна.

В следующем году мы будем праздновать трехсотлетие со дня рождения Брауна, человека, который подарил знати и дворянству XVIII века живописные ландшафты, которых они так хотели, а всем остальным — виды, которыми можно восхищаться. И такая дата достойна празднования, несмотря на критиков Брауна.

Уничтожение большого количества формальных садов XVII века, отображенное в гравюрах «Иллюстрированно й Британии» (Britannia Illustrata) Кипа и Книффа, было расценено многими как вандализм.

Но, минуточку. Как вы думаете, как долго просуществовали бы такие сложные конструкции, особенно учитывая, каких усилий требовало их содержание? К настоящему моменту они, как и сады периода Тюдоров, давно бы уже исчезли.

Браун заменил их красивыми ландшафтами, к тому же они весьма практичны. Эти ландшафты существуют уже три века, а их создатель так и не увидел их расцвета. Нам есть, за что его благодарить.

Ланселот Браун родился в Нортумберленде и крещен в местечке Кирхарле 30 августа 1716 — событие, отмеченное в регистрационной книге крохотной церкви, расположившейся в холмистой местности, имеющей более чем мимолетное сходство с пейзажами, созданными в будущем сыном графства.

Отец Брауна Уильям и мать Урсула имели шесть детей (что остались в живых) – трех мальчиков и трех девочек. Ланселот был пятым ребенком, скорее всего, названным в честь деда по отцовской линии.

Отучившись в школе в соседней деревне Камбо, Браун работал помощником старшего садовника сэра Уильяма Лорейна, владельца поместья Кирхарль, где он освоил ремесло садоводства от взятия черенков и посева семян, до пересадки и посадки деревьев. Он был учеником садовника, тогда не было такого понятия, как «ландшафтное благоустройство» .

Браун не покидал Нортумберленд до 1739 года. Два года спустя он уже жил в деревне Стоу в Бакингемшире и был женат на Бриджет, которую встретил в Бостоне Линкольншира, без сомнения, по пути на юг.

В наших знаниях о жизни Брауна есть пробелы, но в его работе в Стоу для Виконта Кобэма мы можем увидеть зачатки становления человека, чьи таланты масштабного ландшафтного благоустройства поощрялись его покровителем.

Браун извлек выгоду из желания поместного дворянства видеть перед собой Аркадские пейзажи, наполненные аллегорическим смыслом, где храмы и варьете были неотъемлемой частью пейзажа, а дорожки и фокусные точки поощряли людей заходить все дальше от дома, чем партеры прошлых лет.

В Стоу полным ходом шли работы Уилльяма Кента. Браун учился на его примере и на примере его предшественника Чарльза Бриджмана, которому приписывается введение низких изгородей для загородных имений — огороженных рвов, невидимых из дома, но позволяющих держать скот отдельно.

Скоро Браун уже работал самостоятельно как независимый ландшафтный дизайнер. Усадьба Крум-корт в Вустершире была одним из его первых заказов, и Брауны перебрались из маленького павильона, который до сих пор стоит на подъезде в поместье Стоу, в арендованное жилье в районе Хаммерсмит. Почему Хаммерсмит? Тогда это был главный питомник деревьев и растений для садов в Лондоне.

В середине 18 века дела у Брауна шли полным ходом. Он занимался ландшафтным дизайном Бленхейма, Лонглита, Дома Бовуда, Хайклера, Берли, Уорикского замка, Чатсворта, Клермонта и замка Алник и т.д. Нам остается приходить туда и вздыхать. За свою жизнь он разработал дизайн для 265 ландшафтов в Англии, из которых 170 до сих пор существуют. Большую часть жизни Браун провел в дороге. Поначалу он ездил от одного проекта к другому на лошади, а когда у него появились признание и хороший доход, стал приезжать в собственной карете.

Сотни работников с тачками, кирками и лопатами занимались масштабным перемещением земли — созданием долин и холмов. Маленькие саженцы деревьев высаживали вручную, а крупные перевозили с помощью примитивной на вид штуковины, состоящей из четырех колес и деревянной платформы.

К каждому ландшафту Браун относился индивидуально. Сначала один из его геодезистов составлял план; затем он использовал потенциал ландшафта, создавая разные виды: сдержанный вид; мелькающий сквозь дерево замок, чтобы подразнить и искусить зрителя; «подглядывание» через просвет в кроне деревьев; панорама. Из дубов создавались парковые зоны, которые не только были красивы, но и позволяли содержать овец, оленей и крупный рогатый скот, чтобы поместье могло окупаться.

Ни один холм не остался обнаженным; поместье было окружено деревьями. Незначительные рвы или ручьи использовались для создания изящных извилистых озер, или им придавался вид извивающихся рек, пересеченных элегантными мостами — в том, что касалось воды, Браун был гением.

Помимо того, что Браун имел талант к ландшафтному дизайну, он был простым и открытым человеком, легко находившим общий язык с людьми. Взгляните на его портрет кисти Натаниэля Дэнса: лицо Брауна дружелюбное, представительное , сочетающее в себе обаяние и скромность. Он мог одинаково легко общаться с садовниками и премьер-министра ми (Уилльям Питт старший был его другом) и стал геодезистом Его Величества в садах Хэмптон–Корта — по сути, главным садовником короля Георга III, который большую часть времени жил в доме Wilderness House на территории Дворца Хэмптон-Корт.

Браун не сильно видоизменил свой участок из-за дороговизны и уважения к тем, кто там жил раньше, но в 1768 он посадил там виноград, который растет и сегодня и плодоносит.

Не все его проекты были доведены до логического завершения. Один из последних — Замок Белвуар, семейная резиденция герцога и герцогини Рутланд, только теперь движется к завершению усилиями одиннадцатых в династии герцога и герцогини Рутланд. Этот проект был освещен в нескольких телевизионных передачах на канале More 4, посвященных Брауну и его работе.

Браун так и не благоустроил собственный участок, хотя в 1761 он получил землю в поместье Фенстантон в Хантингтоншире (ныне Кембриджшир) в качестве платы за работу от графа Нортхемптона.

Дом в поместье Брауна до сих пор стоит, хотя вряд ли он проводил в нем много времени — он обычно посещал один из своих 20 или более проектов, которые он вел параллельно, или был в Хэмптон-Корте.

Неудивительно, что трудоголик Браун в возрасте 66 лет слег с болезнью в Мейфэре в феврале 1783 года по пути от дома Лорда Ковентри к своей дочери, живущей неподалеку. Он умер в ее доме в тот вечер.

На камне на кладбище церкви в Фенстантоне говорится: «Ланселот Браун (умелый), лорд поместья Фенстантон, 1767-1783, похоронен здесь».

Нет никакого памятника в Соборе Святого Павла или Вестминстерском аббатстве. Но, без сомнения, он заслуживает такой чести, хоть и не каждый может оценить его работу.

Говорят, однажды шутник подошел к Брауну и приветствовал его словами: «Мистер Браун, я надеюсь, я умру раньше вас». «Почему?» — поинтересовался Браун. — «Потому что я хочу увидеть небо прежде, чем вы его благоустроите». Если небеса выглядят как ландшафты «умелого» Брауна, я буду счастлив войти в ворота райского сада.

Источник: The Telegraph

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Нет ни малейшего смысла быть жалкой мягкой субстанцией в кресле. Разве не так?…
Маргарет Тэтчер

Вход на сайт

Форма регистрации

Закройте глаза и подумайте об английском пейзаже. Что вы представили? Если холмистую парковую зону с вековыми дубами и лентой воды, значит, ваше видение обусловлено творениями Ланселота «умелого» Брауна.