=
=


ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА: ГЕРМАНИЯ СТРЕМИТСЯ В КРЫМ (Часть 2)

Deutschlands Griff nach der Krim

Сен 22, 2015
Фолькер УЛЬРИХ (Volker ULLRICH)

Желание противоборствующих сторон, как можно скорее прийти к мирному соглашению, росло.

Несмотря на упаднические настроения среди высших кругов Германской империи, надежда на завоевание мирового господства ещё не была потеряна окончательно. Второе дыхание Рейх обрёл летом 1915 г., когда германские войска наконец одержали важнейшую победу на восточном фронте под предводительством блестящего дуэта полководцев имперской армии Пауля фон Гинденбурга и Эриха Людендорфа, ставшими национальными героями после победоносной битвы при Танненберге в Восточной Пруссии в августе 1914 г. В течение нескольких месяцев русская армия была отброшена на 400 км. К концу сентября 1915 г. Германия остановила наступление, заполучив русскую Польшу и внушительную часть Прибалтики. Таким образом, призрачные планы на переформирование восточной части материка обрели физическую форму и перешли в стадию активной реализации.

Поскольку аннексированные территории Германии приходилось делить со своим австро-венгерским союзником, Польша была разделена на два административных округа с равными правами: германская резиденция находилась в Варшаве, в то время как австро-венгерская — в Люблине. Литва и Курляндия, располагавшиеся на территории нынешней Латвии, отошли в непосредственное распоряжение Германии, получив статус особой военно-административной структуры, находившейся в подчинении Верховного главнокомандующего германскими военными силами на Востоке (так называемый район Ober Ost). Именно здесь генерал пехоты Людендорф, получивший наряду с Гинденбургом звание Главнокомандующего в августе 1916 г., создал, в соответствии с собственным представлениями, своеобразную миниатюрную модель германского мирового господства. Основной задачей являлась демонстрация того, что расистские настроения и экспансионистская политика Германии и Австро-Венгрии якобы не представляли собой чистое проявление пангерманского национализма, навязываемое мировому сообществу меньшинством, одержимым идеей «чистоты расы», а имели массовую поддержку в «верхах» и одобрялись правительством. «Район Ober Ost стал местом взращивания наших последователей, готовых принять участие в предстоящих битвах за восточные территории — а такие битвы, вне всяких сомнений, ещё будут», — писал Людендорф немецкому историку Гансу Дельбрюку в декабре 1915 года.

Первая фаза оккупации сводилась к обретению тотального контроля над аннексированными территориями. Для того, чтобы облегчить этот процесс, земли, население которых составляло около 3 млн человек разных национальностей от литовцев и латышей до эстонцев и белорусов, были разделены на шесть административных районов, причём границы устанавливались произвольно и часто не соответствовали фактическому расположению поселений тех или иных народов. Соображения военной безопасности пересекались с экономическими интересами — в частности, такое разделение территории и народов было продиктовано в том числе стремлением получить максимальную выгоду из экономических ресурсов оккупированных районов. Контроль над территориями не ограничился административными изменениями — население просвещалось и воспитывалось в духе прогерманской «господствующей идеологии». В школах в качестве обязательного предмета ввели изучение немецкого языка с первого класса, в то время как высшие учебные заведения массово ликвидировали, аргументируя это тем, что местная интеллигенция представляла собой опасность сопротивления — чем ниже уровень образованности, тем проще управлять народом. Военные и чиновники взяли на себя роль колонизаторов, которые осчастливили «примитивные» народы благами цивилизации «высокоразвитой немецкой культуры». Однако фактически это было всего лишь прикрытием тирании, основанной на чувстве превосходства и расистских убеждениях. Местное население всё чаще роптало, жалея о том, что «русский кнут» сменила ещё более деспотичная германская власть.

В итоге военная оккупация вылилась в полную противоположность тому результату, на который рассчитывала Германия: вместо ожидаемой интеграции захватчики лишь ещё более укрепили желание населения сохранить национальное единство и вызвали отторжение навязываемого оккупантами режима.

Тем не менее, развернувшаяся в 1917 г. ситуация сыграла на руку Германской империи: желание противоборствующих сторон как можно скорее прийти к мирному соглашению росло вместе с тем, как накалялись общественные настроения. Первая искра революции вспыхнула в Петрограде — столице Российской Империи. 8 марта 1917 г., в Международный женский день, работницы текстильных фабрик вышли на улицы города с лозунгами «Хлеба!», «Мира!», «Свободы!». К недовольным присоединились работники некоторых других промышленных предприятий, в результате чего протест за пару дней перерос в крупномасштабную забастовку. Гвардейские полки отказались подчиняться и поднялись на бунт — в течение нескольких дней самодержавный режим был свергнут. 15 марта 1917 г. царь Николай II отрёкся от престола, власть перешла в руки Временного правительства.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, состоявший в основном из меньшевиков и эсеров, с самого начала имел скрытого, но могущественного конкурента — большевиков. В начале апреля 1917 г. предводитель партии большевиков Владимир Ильич Ленин, находившийся на тот момент в эмиграции в Цюрихе, получил разрешение немецкого правительства на тайное проникновение в Петроград, проследовав через Германию и Швейцарию в пломбированном вагоне вместе с соратниками. Таким образом две абсолютно разные политические стороны, преследовавшие разные цели, нашли друг в друге возможность реализовать свои планы: Ленин стремился с помощью немцев как можно скорее попасть на территорию России, чтобы ускорить революционное движение, в то время как немецкие политики и военные силы надеялись на разжигание хаоса в восточной части материка, воспользовавшись которым Германия получила бы надежду на распад Антанты и ослабление России вплоть до её полного низвержения.

7 ноября 1917 г. задумка была реализована: Временное правительство во главе с Керенским было свергнуто, власть в Петрограде захватили большевики, которые уже на следующий день призвали воюющие стороны заключить перемирие. Антанта саботировала переговоры с Германией, которые начались 3 декабря, таким образом Россия лишилась поддержки союзников, став уязвимее. Ситуация усугубилась тем, что мирное соглашение, которого добивалось революционное правительство, было подписано на крайне невыгодных, унизительных условиях. Германия добилась своего, одержав политическую и моральную победу.

23 апреля 1917 г. на одном из совещаний в немецкой штаб-квартире в Бад-Кройцнахе представители военных сил Германии приняли решение потребовать аннексирование Курляндии и Литвы, Лифляндии (северной части территории, на которой сегодня расположена Латвия), а также Эстляндии. Предполагалось, что Польша, за исключением небольшой пограничной территории, переходившей в немецкие владения, по окончанию войны приобретёт статус независимого государства, тем не менее тесно связанного с Германией политически и экономически. Новый рейхсканцлер Германии барон Георг фон Гертлинг в своём первом публичном докладе в Рейхстаге 27 ноября 1917 г. заявил следующее: «Что касается земель, ранее подчинявшихся царю, мы признаём право на самоопределение народа Польши, Курляндии и Литвы».

Однако это заявление было не более чем тактическим ходом — уловкой, благодаря которой Германии удалось завоевать расположение местного населения, став тем самым ещё на шаг ближе к созданию прогерманских государств на Востоке. 22 декабря 1917 года в Брест-Литовске начались переговоры о подписании мирного соглашения между странами Центральной Европы и большевистской Россией.

Источник: DIE ZEIT

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую.
Наполеон I Бонапарт

Вход на сайт

Форма регистрации

Несмотря на упаднические настроения среди высших кругов Германской империи, надежда на завоевание мирового господства ещё не была потеряна окончательно. Второе дыхание Рейх обрёл летом 1915