=
=


БИОГРАФИЯ ФРИДРИХА ВЕЛИКОГО АВТОРСТВА ТИМА БЛЭННИНГА — «ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ»

Frederick the Great by Tim Blanning, review: 'masterly'

Окт 05, 2015
Ноэль МАЛЬКОЛЬМ (Noel MALCOLM)

Ужасно несправедливо рассматривать всю немецкую историю через призму Адольфа Гитлера и Третьего Рейха. Но в случае Фридриха Великого это почти неизбежно.

Именно благодаря Фридриху Пруссия в XVIII веке стала одной из доминирующих держав в Европе. Без него не было бы Бисмарка, а сама Германия была бы совсем другой; возможно даже, не случилось бы Первой Мировой Войны.

У Гитлера были свои причины для продвижения культа Фридриха Великого. Они выходят за рамки простого празднования прусского милитаризма с его практически универсальным привлечением правящих классов в армейскую жизнь c железной дисциплиной. То, что Фридрих сделал с этой мощной военной машиной, должно было вторгнуться к мирным соседям и захватить их территории.

Все началось очень быстро с его наглого нападения на провинцию Силезия (ныне юг Польши) менее чем через шесть месяцев после того, как он пришел к власти в 1740 году. Это была процветающая территория Габсбургов с населением более одного миллиона человек — вдвое меньше, чем в самой Пруссии.

Гитлер, по крайней мере, написал книгу «Моя борьба», в которой рассказал, что собирается делать. Прежде, чем идти на войну таким совершенно макиавеллиевским образом, Фридрих опубликовал моралистический трактат, осуждавший Макиавелли, в котором он торжественно заявил, что «правители, которые ведут несправедливые войны, являются более жестокими, чем любой тиран в истории».

Долгое правление Фридриха (он умер в 1786 году) было отмечено кровавыми кампаниями, планируемыми и возглавляемыми им самим. Во время Семилетней Войны (1756 — 1763), которую сам начал с неожиданного вторжения в Саксонию, он пошел на три крупнейшие европейские державы — Австрию, Францию и Россию, и наблюдал, как они друг за другом выходят из войны.

Но самое большое приобретение после Силезии произошло благодаря дипломатии Макиавелли, а не войне: при разделе территории Польши он добился присоединения к Пруссии нескольких больших провинций. Невольно хочется провести параллель с 1930-ми годами.

Тим Блэннинг направляет читателя через все эти войны и крючкотворство с большим мастерством, позволяя сохранить на всё объективный взгляд. Он не создает героя для поклонения, читатели могут увидеть все ужасные ошибки, на которые был способен Фридрих, а также его потрясающие инициативы. Войны XVIII века, по-видимому, напоминали вождение автомобиля с неисправными тормозами в условиях плохой видимости: импульсивные, но решительные действия могут иногда спасти вас от несчастного случая, а иногда стать его причиной.

Но эта биография представляет собой нечто большее, чем просто рассказ о военных действиях и геополитических решениях. Блэннинг блестяще воплощает одного из самых сложных персонажей современной европейской истории, создает богатую картину его активной умственной жизни и странного социального окружения, которое он выстроил вокруг себя. Именно поэтому упрощенное сравнение с Гитлером, в конце концов, не имеет никакого значения. Мы находимся в совершено другом мире королевских домов, наследственных престолов и династических браков, в мире, с которым Фридрих яростно боролся, до конца эксплуатирую свою наследственную власть.

Много внимания Блэннинг уделяет гомосексуализму Фридриха. Это обходилось стороной или отрицалось большинством предыдущих биографов, однако Блэннинг предоставляет достаточно доказательств, чтобы быть почти уверенным в этом.

Фридрих расточал внимание красивым молодым мужчинам, построил здание для любовников мужчин и не имел никакого отношения к своей династической жене (также не имел детей от нее, а после первой брачной ночи написал своей любимой сестре: «Слава Богу, что это закончилось»). После одного из своих худших поражений на поле боя, он воскликнул: «Фортуна против меня; она женщина, а это не тот путь, к которому я склонен».

Патриотически настроенные немецкие историки, возможно, уклонялись от этой темы, однако всегда был один человек, который осуждал Фридриха за его изнеженность — его отец Фридрих Вильгельм I, обладавший склонностью к издевательствам и садизму. Он пытался искоренить в сыне интерес к таким немужским вещам, как музыка и поэзия (в раннем возрасте Фридрих проявил музыкальный талант и стал серьезным композитором).

В молодости Фридрих пытался бежать в Англию. Он был пойман, а Фридрих I посадил его в тюрьму и заставил смотреть казнь молодого офицера, который помог ему с побегом и, возможно, был его любовником.

Хотя Фридрих ненавидел отца, в течение десятилетий после его смерти он все еще пытался доказать свою состоятельность. При этом он зависел от него: без концентрации его предшественника на мобилизации доходов и обучении армии, у Фридриха не было бы средств для его экстраординарных побед. Он был непоколебим как солдат и возвысился над своими братьями и сестрами. Яблоко, возможно, было гнилым в глазах отца, но оно упало недалеко от яблони.

Все это время Фридрих формировал Пруссию в соответствии со своими соображениями: либерально направленную, веротерпимую, с верховенством закона и страстью к улучшению экономической ситуации. Да, она была также самодержавной и милитаристской, что повлияло на всю последующую историю. Но не всё в этой истории было негативным. Задолго до Гитлера был Наполеон, так что давайте не забывать прусскую армию Блюхера и битву при Ватерлоо.

Источник: The Telegraph

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Петух, может быть, хорошо кукарекает, но яйца все-таки несёт курица.
Маргарет Тэтчер

Вход на сайт

Форма регистрации

Ужасно несправедливо рассматривать всю немецкую историю через призму Адольфа Гитлера и Третьего Рейха. Но в случае Фридриха Великого это почти неизбежно.