=
=


ПОЧЕМУ СПАД ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ МОЖЕТ БЫТЬ ПРЕДВЕСТНИКОМ ЛУЧШИХ ВРЕМЕН

Why a productivity slump can be a harbinger of better times

Дек 12, 2015
Барри ЭЙХЕНГРИН (Barry EICHENGREEN)

Когда внедряются радикальные инновации, их непосредственный и парадоксальный эффект заключается в снижении, а не подъеме производительности. Реорганизация промышленности занимает много времени.

Последние тенденции в росте производительности не внушают оптимистических взглядов на будущее. В 2014 году рост мировой экономики при подсчете всех факторов производства, которые включают в себя производительность капитала и труда, по сути, равняется нулю третий год подряд. Это по сравнению с 1% в 1996-2006 годах и 0,5% в кризисные 2007-2012 годы. Судя по всему, 2015 год будет не менее мрачным. В США по пересмотренным данным, опубликованным в начале декабря, рост производительности в третьем квартале составляет 0,6% годовых.

Если темпы роста производительности упали со своей исторической нормы в 1,5% почти до нуля в таких странах, как США, то уровень жизни современной молодежи будет повышаться намного медленнее, чем у их родителей в их возрасте. Любые улучшения будут зависеть от повышения уровня образования, которое отсутствует в расчетах, и от инвестиций в оборудование и сооружения, которые относительно низки по сравнению с историческим уровнем.

Некоторые экономисты, такие как Роберт Гордон (Robert Gordon) из Северо-Западного университета, утверждают, что спад роста производительности отражает застой в технологиях. Он утверждает, что все эпохальные достижения от водопровода и электричества до двигателей внутреннего сгорания и реактивных двигателей уже были совершены. Положительный эффект влияния на производительность любых сервисов мгновенных сообщений и видеоигр бледнеет по сравнению с ними.

Этот вывод покажется многим людям неправдоподобным. Ведь мы видим радикальные технологические достижения в робототехнике, искусственном интеллекте, биотехнологиях и создании материалов.

Одна из популярных точек зрения среди экономических историков заключается в том, что повышение производительности посредством новых технологий требует определенного времени. Действительно, при внедрении радикальных инноваций их краткосрочный эффект заключается в снижении производительности, а не ее повышении. Даже электричество, по словам экономического историка из Стэнфордского университета Пола Дэвида (Paul David), является тому примером.

Как объясняет Дэвид: до установки электродвигателей на заводах все машины были расположены вокруг централизованных паровых двигателей, с которыми они соединялись при помощи ремней и шкивов. Появление электродвигателей означало, что машины и рабочие должны быть реорганизованы более эффективным способом.

Но на такую реорганизацию требуется время. Между тем, установленные режимы производства были нарушены, в результате чего упала производительность. Но это падение было предвестником лучших времен.

Другой видный экономист Лоуренс Саммерс (Lawrence Summers) из Гарварда говорит, что эта история несовместима с недавней тенденцией снижения занятости мужчин с 25 до 54 лет. Если производительность упала временно в результате реорганизации заводского цеха (в эквиваленте 21-го века), то уровень занятости должен идти вверх, а не вниз, так как компании продолжают работать на старых «паровых машинах», добавляя при этом «электрический потенциал». Трудоустройство мужчин в работоспособном возрасте должно расти, а не падать.

Но это будет верно, только если технологии XXI века потребуют значительного количества рабочей силы для их установки и развития, т.е. больше, чем они ликвидируют. А это, очевидно, не так.

Мой любимый пример — электронные медицинские записи (моя жена — врач). Они имеют огромный потенциал для повышения эффективности оказания медицинской помощи в США. Даже сегодня большая часть информации по уходу за пациентами передается между клиниками и больницами по факсу или по телефону. Трудно представить менее эффективную систему — попытку скоординировать уход за пациентами традиционным способом и пытаться наладить электронную документацию. Различные медицинские клиники и больницы устанавливают системы, которые несовместимы и не могут работать друг с другом.

Раньше врачи смотрели на все это, как на здоровый эксперимент. Сейчас же они рвут на себе волосы. Они оставляют меньше времени для ухода за пациентами, чтобы находить и вводить данные, сгорбившись над своими ноутбуками. Это ничуть не прибавляет к их производительности.

Кроме того, количество человек, работающих для разработки и внедрения электронных медицинских систем, невелико по сравнению с числом медицинских работников, страдающих от такого несовершенного перехода между технологиями. Действительно, их число может быть даже меньше, чем тех профессионалов, которые перестали работать в области из-за неспособности обеспечить уход по тем стандартам, которым они были обучены.

Я рад показать на одного из таких бывших практикующих врачей — это моя жена.

Источник: The Guardian

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Дипломат - это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.
Уинстон Черчилль

Вход на сайт

Форма регистрации

Когда внедряются радикальные инновации, их непосредственный и парадоксальный эффект заключается в снижении, а не подъеме производительности. Реорганизация промышленности занимает много времени.