=
=


ЧЕТВЕРТАЯ ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НЕСЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ НАДЕЖДУ И ОПАСНОСТЬ

Fourth Industrial Revolution brings promise and peril for humanity

Янв 27, 2016
Ларри ЭЛЛИОТ (Larry ELLIOTT)

Давос стал хорошим форумом для технологических первопроходцев, бизнес-лидеров и политиков, чтобы рассмотреть некоторые последствия новой экономики.

До тех пор пока не вмешался кризис на рынках, Давос’2016 планировалось посвятить вызовам человечеству в новейшую эпоху умных машин. Ведь в то время как накручиваются цены на акции, общая картина остается неясной. Вот только Четвертая Промышленная Революция уже происходит, и последствия, вероятно, будут столь же глубокими, как и от трех предыдущих.

Первой Промышленной Революцией стало освоение силы пара, когда мышцы смогли быть заменены машинами. Вторая была обусловлена электроэнергией и кластером изобретений с конца XIX века и далее, включая двигатель внутреннего сгорания, самолет и кинематограф. Третья революция началась в 1960 и была основана на цифровой технологии: персональных компьютерах и развитии Интернета. Промышленная Революция 4.0 будет зависеть от новой волны инноваций в таких областях, как управление машиной, умная робототехника, создание композиционных материалов и производственные процессы на технологии 3D-печати.

К сожалению, Всемирный экономический форум был омрачен падением цен на акции и стоимость нефти, но влияние Четвертой Промышленной Революции будет продолжать ощущаться после того, как у инвесторов сотрутся воспоминания о «жесткой посадке» в Китае.

Давос стал, в определенном смысле, хорошим форумом для встречи технологических пионеров, бизнес-лидеров и политиков, чтобы рассмотреть некоторые последствия очень дифференцированной экономики. Возьмем один пример, скоро умные машины будут в состоянии заменить многих работников, от диспетчеров до водителей грузовой доставки и от агентов по недвижимости до людей, работающих с повседневным автомобильным страховым возмещением. По одной из оценок 47% рабочих мест в США находятся под угрозой автоматизации. Это подобно удвоенной «буре креативного разрушения» в определении Йозефа Шумпетера (Joseph Schumpeter).

Есть три мифы о Промышленной Революции 4.0. Во-первых, что в реальности это не будет иметь такого большого влияния, как в предыдущие периоды перемен, наподобие связанных с достижениями Второй Промышленной Революции. В прошлом, всегда оставалось время, чтобы ощутить на себя все последствия технологических изменений, а многие из сегодняшних достижений пока находятся в зачаточном состоянии. Еще слишком рано говорить, что автомобиль или авиаперевозки окажутся менее важны, чем последовательности генома человека или синтетическая биология.

Второй миф — этот процесс не нарушит бесперебойного обеспечения всего, что остается на рынке. Будет фантазией полагать, что создаваемые в результате Четвертой Промышленной Революции блага потекут каскадом вниз от богатых к бедным, и что высвободившиеся лица просто пойдут на другую работу с такой же хорошей оплатой.

В самом деле, до сих пор всё доказывает то, что выгоды от предстоящих перемен будут сконцентрированы среди относительно небольшой элиты, усугубляя сложившуюся тенденцию к более высокому уровню неравенства.

Это точка зрения была подчеркнута в докладе швейцарского банка UBS в Давосе. Там отмечается, что произойдет «поляризация рабочей силы, поскольку продолжится автоматизация низкоквалифицированных рабочих специальностей, а затем эта тенденция все более и более распространится на рабочие места среднего класса».

Подобный аргумент приводится и человеком, создавшим Давос, Клаусом Швабом (Klaus Schwab) в книге о Четвертой Промышленной Революции, вручавшейся каждому из делегатов Всемирного экономического форума в этом году.

Шваб сравнивает Детройт 1990 года с Силиконовой долиной в году 2014. В 1990 году три крупнейшие компании в Детройте имели рыночную капитализацию $36 млрд (£25 млрд), доходы от $250 млрд при занятости 1,2 миллиона человек. В 2014 году три крупнейшие компании в Силиконовой долине имели значительно более высокую рыночную капитализацию в $1.09 триллиона, сгенерированную примерно такими же доходами ($247 млрд), но с меньшим примерно в 10 раз числом работников (137000).

Это означает, что сегодня легче сделать деньги с меньшим количеством работников, чем это было четверть века назад. Создание и запуск автомобильной компании было дорогим бизнесом и требовали много рабочих. Компания, делающая свои деньги на умных приложениях, требует меньше капитала, поскольку ей не придется платить за хранения или транспортировки, как это делают автомобильные компании, и она не несет практически никаких дополнительных затрат при увеличении числа пользователей. На экономическом сленге: предельный рост издержек на единицу продукции, как правило, стремится в сторону нуля, а отдача от увеличения масштаба являются высокой. Это объясняет, почему предприниматель в сфере IT-технологий может стать очень богатым еще молодым.

Технологические изменения всегда были разрушительными. Была поляризация доходов и богатства при первой волне индустриализации в начале XIX века, и это привело к политическим и институциональным изменениям в течение 100 лет между 1850 и 1950: распространение демократии; появление профсоюзов; прогрессивное налогообложение и развитие системы социальной защиты. Это помогло создать большие рынки товаров народного потребления, которые появились при Второй Промышленной Революции: телевизоры, радиоприемники, пылесосы и тому подобное.

Но за последние четыре десятилетия политическая модель, что способствовало распространению технологий и обеспечило некоторую защиту от ее катастрофических последствий, попала под атаку. Благотворительность государств стала менее щедрой, уровни длительной безработицы намного выше, налогообложение стало менее прогрессивным, в политике все чаще преобладают те, кто с самыми глубокими карманами и могут громче всех лоббировать.

Генеральный секретарь Профсоюзного Межнационального Объединения (Global Union International) Филип Дженнингс (Philip Jennings) сказал: «Нам необходимо управление для обеспечения демократичности эволюции, и это требует обсуждения государственной политики. Существует возможность сформировать технологию улучшения жизни людей, включая коммуникации, образование, здравоохранение. Мы не должны бояться и принять неизбежность этого».

Существует, однако, и третий заключительная миф, а именно: что все будет хорошо при условии, что плоды экономики доминирующего искусственного интеллекта и интеллектуальных роботов можно перераспределить, возможно, за счет гражданских доходов так, чтобы мы все имели больше свободного времени, пока машины делают всю работу.

Но перераспределение, даже если предположить, что так произойдет, это только часть истории. Во время своего первого визита в Давос архиепископ Кентерберийский сказал, что перемены, вероятно, потребуют не только экономического, но и духовного ответа. «Это не просто о деньгах, это о том, что должно оставаться человеческим», — сказал Джастин Уэлби.

Шваб заявил: «Эти перемены настолько глубоки, что, с точки зрения человеческой истории, никогда не было времени, столь многое обещавшего и потенциально пугающего и рискованного. Моим беспокойством, однако, является то, что принимающие решения лица, слишком часто придерживаются традиционного, линейного (и без прерывания) мышления или слишком поглощены непосредственными заботами, чтобы стратегически мыслить о разрушительных силах и инновациях, формирующих наше будущее».

Он прав, хотя есть более простой способ выразить это: столкнувшаяся с проблемой разрушительности новой технологии, нынешняя политическая структура больше не соответствует своему назначению, и ее недостатки, скорее всего, приведут к обратной реакции, которая может оказаться очень неприятной. И такое должно касаться не только Шваба и архиепископа Кентерберийского, но и инвестиционных банкиров с Уолл-стрит, и технологичных миллиардеров Силиконовой долины.

Источник: The Guardian

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.
Уинстон Черчилль

Вход на сайт

Форма регистрации

Давос стал хорошим форумом для технологических первопроходцев, бизнес-лидеров и политиков, чтобы рассмотреть некоторые последствия новой экономики.