=
=


РАСКРЫТА ИГРА ПУТИНА С ДАЛЬНИМ ПРИЦЕЛОМ, И ЭТО ПЛОХОЕ ПРЕДВЕСТИЕ ДЛЯ ЕВРОПЫ

Putin’s long game has been revealed, and the omens are bad for Europe

Мар 21, 2016
Натали НУГЕЙРЭД (Natalie NOUGAYRÈDE)

В своих трудах министр иностранных дел России говорит нам, чего действительно хочет президент — и это историческая перестройка в его пользу.

В то время как европейские лидеры полагают, что они продвигаются в направлении урегулирования кризиса беженцев благодаря сделке с Турцией, за происходящим издалека внимательно следит Россия.

Запись на этой неделе в Твиттере пресс-секретаря министерства иностранных дел России о многом говорит. «Миграционный кризис стал результатом безответственной попытки распространить демократию западного образца на Ближний Восток», — написала Мария Захарова за несколько часов до встречи лидеров ЕС в Брюсселе. Это не просто отражает известное неприятие Москвы всего, что смахивает на смену режима по западной инициативе — это так же является прямым упреком.

Россию постоянно обвиняют в использовании миграционного кризиса в виде «оружия» для дестабилизации Европы — недавно подобное утверждал новый главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе. Это утверждение вполне может быть оспорено. Но не вызывает сомнений необходимость прояснить, что же на самом деле думает Россия, и какие цели она преследует, наблюдая за борьбой Евросоюза с многочисленными кризисами.

И чтобы получить представление о размышлениях Владимира Путина, стоит прочитать недавние труды министра иностранных дел России Сергея Лаврова. В опубликованной в этом месяце большой статье в московском журнале «Россия в глобальной политике», переведенной на английский язык, Лавров ясно это изложил. Россия желает не иначе как фундаментальных перемен: основанного на договоре формального заявления о европейской политике и архитектуре безопасности. И пока Россия не получит заявленного, никакой стабильности на континенте не будет. Ключевая фраза статьи заключается в следующем: «В течение последних двух столетий любые попытки объединить Европу без России и против неё неизбежно приводили к мрачным трагедиям».

Лавров — не свободный мыслитель, способный действовать независимо от своего босса Путина. Он — технократ, занимающий пост министра иностранных дел дольше всех в постсоветской России (назначен в 2004 году). Он играет на дипломатическом инструменте, настроенном президентом. Хотя, как говорят западные чиновники, Лавров возмутился внезапным решением Путина аннексировать Крым в 2014 году, которое полностью выбило основания из-под российских заявлений о необходимости соблюдать международное право, он продолжал полностью поддерживать официальную линию. Неслучайно статья Лаврова была опубликована именно тогда, когда Россия играла по высоким ставкам в Сирии, а европейцы отчаянно искали способ урегулировать миграционный кризис.

Сказать, что Россия превратила миграционный кризис в оружие, значит предположить, что Путин полностью контролирует ситуацию, но это не так. Не Россия устроила этот кризис. Но она воспользовалась ситуацией, усугубившей слабость и раскол Европы. И кризис укрепил крайне правые европейские движения, которые поддерживает Россия.

Командующий НАТО прав в том, что Россия с помощью своего протеже Башара Асада обострила кризис беженцев. Российские бомбардировки, особенно в районе Алеппо, толкнули тысячи новых семей к бегству в сторону турецкой границы. Но не стоит забывать, что общество заговорило об этом кризисе не в 2015 году, а 3 октября 2013 года, когда в районе итальянского острова Лампедуза утонули несколько сотен человек. Это произошло задолго до российской военной интервенции в Сирии.

Тем не менее, любопытно наблюдать, как Сергей Лавров обращается к истории, чтобы доказать свое утверждение о невозможности обеспечить стабильность Европы без сотрудничества с Россией. Он напоминает о Екатерине Великой (ее канцлер однажды с гордостью сказал, что ни одна пушка в Европе не выстрелит без разрешения России), о Наполеоновских войнах и Крымской войне 1853-1856 годов. Он представляет искаженную, параноидальную версию истории, по которой западно-европейские страны на протяжении веков стремились унизить Россию и превратить ее в жертву.

Сергей Лавров, похоже, сравнивает Владимира Путина с Петром Великим, который «с опорой на жесткие меры внутри страны, на решительную и успешную внешнюю политику… за два с небольшим десятилетия сумел выдвинуть Россию в разряд ведущих государств Европы». Он повторяет мантру Москвы о том, что Россия не потерпела поражения в «холодной войне», а причиной распада СССР называет «неблагоприятное стечение обстоятельств». Он пишет, что расширение ЕС и НАТО производилось не из-за стремления малых европейских государств освободиться от подчинения, а в рамках смены руководства. В результате эти страны «не способны принимать сколько-нибудь значимые решения без отмашки из Вашингтона и Брюсселя». В этой дикой смеси европейские институты приравниваются к советскому тоталитаризму.

Но главное утверждение в статье Сергея Лаврова сводится к следующему: после 1991 года «совершенно логичным было бы создание новых основ европейской безопасности», и пришла пора это сделать, чтобы преодолеть «системные проблемы» в отношениях между Россией и Западом. Это предложение российской стороны не новое, но Москва стремится внести его в европейские дебаты. В прошлом месяце об этом совершенно ясно сказал премьер-министр России Дмитрий Медведев, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности. Российский премьер попал в заголовки благодаря словам о новой холодной войне или «третьей мировой встряске», но его прямое требование перестроить архитектуры евро-атлантической безопасности было не менее значительным.

Этот год, бесспорно, представляет собой беспрецедентную возможность для России постараться добиться своих целей. Кризис с беженцами угрожает ключевым институтам ЕС, референдум угрожает будущему отношений Великобритании с Евросоюзом, германо-французский альянс переживает тяжелые времена, Ангела Меркель ослабла политически, Украина нестабильна, по континенту распространяются популистские движения, на Балканах нарастает новая напряженность, а США заняты предвыборной кампанией, пропитанной изоляционизмом.

Без сомнения, Россия не так сильна, как хочет думать. Ее экономика переживает спад, а санкции причиняют ей ущерб. Но Сергей Лавров описал долгую игру, сидя в своем кабинете в небоскребе, выстроенном в сталинско-готическом стиле.

Многие обсуждают политику президента Путина в Сирии. Многие пришли к выводу, что Россия смогла представить себя в качестве равной США сверхдержавы, а то и сумевшей переиграть ее. И у этого есть причина. Повторно разжигая российско-американское противостояние, напоминающее «холодную войну» или, как минимум, претендуя на это, Путин рассчитывает, что главные плоды его усилий будут достигнуты в Европе, а не на Ближнем Востоке. Именно в Европе лежат исторические помыслы России. Возможно, следующей борьбой за судьбу континента станет реагирование на эту реальность.

Источник: The Guardian

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Войско баранов, возглавляемое львом, всегда одержит победу над войском львов, возглавляемых бараном.
Наполеон I Бонапарт

Вход на сайт

Форма регистрации

В своих трудах министр иностранных дел России говорит нам, чего действительно хочет президент — и это историческая перестройка в его пользу.