=
=


УРОКИ 1913 ГОДА: ЕВРОПА СВОРАЧИВАЕТ ВПРАВО НА СВОЙ СТРАХ И РИСК

Europe veers to the right at its peril. We should heed the lessons of 1913

Май 22, 2016
Сречко ХОРВАТ (Srecko HORVAT)

По всему ЕС страны закрывают свои границы и разворачивают политику внутрь. Мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить направленный внутрь коллапс.

Представьте себе следующую группу любопытных персонажей, живущих в одном городе: рабочий из Хорватии, одинокий художник-неудачник, двое русских, аналитик сновидений, молодой австрийский солдат и охотник за трофеями.

Тито, Гитлер, Сталин, Троцкий, Фрейд и Франц Фердинанд могли бы оказаться необычными соседями, как описывает Чарльз Эмерсон (Charles Emmerson) в своей недавно вышедшей книге «1913: В поисках мира перед Великой войной» (1913: The World Before the Great War), ведь все они провели в 1913 году много времени всего в двух квадратных милях Вены — столицы Австро-Венгерской империи.

Почти год спустя Франц Фердинанд стал эрцгерцогом Империи, а его убийство в Сараево привело к Первой мировой войне. В 1917 году двое русских стали ведущими деятелями Октябрьской революции и, примерно в то же время, Тито — будущий лидер Югославии — стал активным участником коммунистического движения.

Шестнадцать лет спустя 30 января 1933 года тот художник-неудачник стал немецким рейхсканцлером — и уже была не за горами Вторая мировая война. А Фрейд? После того, как нацистская Германия аннексировала Австрию в 1938 году за ним пришли гестаповцы, и он стал беженцем в Лондоне. Короче говоря, 1913 год был таким, когда ход истории существенно изменился.

Я не сомневаюсь, что теперь может повториться такой период.

До распада Австро-Венгерская империи состояла из 15 стран и более 50 миллионов жителей. Европейский союз состоит из 28 государств-членов — хотя некоторые теперь угрожают выйти — и насчитывает 500 миллионов человек.

Сегодняшняя Австрия сталкивается с одним из своих самых больших политических кризисов с момента отставки ее канцлера Вернера Файмана (Werner Faymann). Мы не знаем, живет ли в Вене какой-нибудь будущий Сталин или Гитлер, но вся Европы, кажется, на грани пропасти.

О развитии событий в этом направлении говорят даже последние новости о сирийских беженцах, застреленных пограничниками на границе Словакии и Венгрии, и о таких же турецких военных, использующих настоящие пули, чтобы отогнать сирийских беженцев, спасающихся от насилия в своих родных городах. Если такие страны, как Дания и Швейцария начинают присваивать активы беженцев, что же осталось от европейского проекта на основе декларируемой солидарности и братства [«Alle Menschen Werden Brüder...» (Все люди братья… — ред.), из официального гимна намерений ЕС]?

Кризис беженцев не может быть решен за счет инвестиций €6 млрд в Турцию, и очередного «аутсорсинга» «лишних людей» на периферии Европы. Кроме того, случай с немецким комиком Яном Бёмерманом (Jan Boehmermann), обвиненном в якобы оскорблении турецкого президента Реджепа Эрдогана, показывает, что вся внешняя политика ЕС является только тем, что мы называем «экспорт-импорт». Во-первых, мы экспортируем войны (в Ливию или Сирию), откуда мы импортируем беженцев. Затем мы экспортируем беженцев снова (в Турцию), а затем мы импортируем авторитарные ценности из Турции, которая в настоящее время убивает одну из основ европейского проекта — свободу слова. И юмор.

В то же время, правые правительства в Европе больше не является исключением. Дело в настоящее время не только в Венгрии и Польше.

Это провал именно тех, кто выступает за европейский проект. Распад ЕС будет иметь катастрофические последствия для таких стран, как Хорватия, которая до сих пор не оправилась от последней войны 1990-х годов.

Если в следующем году на выборах во Франции победит Национальный фронт, а в Германии — «Альтернатива для Германии» (Alternative für Deutschland, AfD), произойдет разворот вправо, и политика большей части европейского континента будет определяться консервативными правительствами, что гарантирует возвращение к обособлению наций и закрытию границ. Короче говоря, Европа движется в направлении «крайнего центра», представляющий собой новый тип авторитарной системы, прекрасно описанной премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном, утверждающим, что «диктаторские страны являются более успешными, чем демократические».

Вернемся в 1913 год. Конечно, это не из числа самых любопытных фактов, но все эти исторические фигуры жили в одно и то же время в одном и том же месте, возможно, всего в нескольких сотнях метров друг от друга. Встречался ли кто-нибудь из них когда-нибудь? Пили ли они кофе в одном и том же месте? Выглядела бы вся мировая история по-другому, если бы Гитлер занялся психоанализом с Фрейдом? Или, если бы Тито встретил Сталина поздним вечером на дискуссии о коммунизме?

На сегодняшний день и пока история не стала только историей, мы можем только догадываться о возможных ответах типа «что если». Но дело в том, что в любой момент нашей истории мы можем изменить курс радикальным образом, и мы должны быть готовы расшифровать знаки будущего в нашем темном настоящем.

В современной распадающейся Европе мы наблюдаем исторический и решающий момент. И наш долг в том, чтобы не оставить ужасного подарка будущим историкам, но важно понимать, что империя вот-вот рухнет и последствия могут подвести нас к постмодернистской пропасти 1930-х годов.

Источник: The Guardian

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Клуб, в котором слишком много членов, перестает быть клубом.
Уинстон Черчилль

Вход на сайт

Форма регистрации

По всему ЕС страны закрывают свои границы и разворачивают политику внутрь. Мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить направленный внутрь коллапс.