=
=


АЛЬФРЕД МОЛИНА: У МЕНЯ С МОЕЙ МАТЕРЬЮ БЫЛО НЕСКОЛЬКО МОМЕНТОВ, ПОХОЖИХ НА ТРЕТИЙ АКТ «АИДЫ»

Alfred Molina: ‘My mother and I had a few moments that were like the third act of Aida’

Мар 09, 2017
Вики ПАУЭР (Vicki POWER)

Актер рассказывает о своей школе в Лондоне, о бурных отношениях с матерью и заботе о жене Джил Гаскойн (Jill Gascoine), больной Альцгеймером.

Мой отец Эстебан был испанцем, а моя мать Джованна — итальянкой. Меня отправили в римско-католическую среднюю школу в Ноттинг-Хилле на западе Лондона. Она находилась по соседству с жильём рабочих-иммигрантов, и много детей в моей школе были сыновьями иммигрантов, так что мои родители не были единственными с иностранным акцентом. Я тоже не был парией.

Мои родители развелись, когда мне было 12 лет, и мой брат Роберто, который на семь лет моложе, был отправлен жить с отцом, а меня оставили жить с матерью. Она была сильной личностью и очень сложной. Она обладала всем, что вы хотите от матери, была любящей, внимательной, заботливой и очень веселой, но оглядываясь назад, я понимаю, что она, вероятно, испытывала депрессию.

Она всегда была невероятно щедра. У нее был друг-трансвестит на работе, веселый человек, который обожал ходить на вечеринки. Он был такого же роста, как моя мама, и она обычно одалживала ему одежду. Он заходил в пятницу вечером и уходил с вещмешком, а возвращался в воскресенье.

Моя мама тоже умела смутить. Однажды в 70-х годы она приехала на вечеринку конца сезона Королевской шекспировской труппы (Royal Shakespeare Company), тогда я играл носильщика копья, и спросила: «Где твой босс?». Я осторожно подвёл ее к Тревору Нанну (Trevor Nunn), который был художественным руководителем и разговаривал с Джуди Денч (Judi Dench), и он был очень мил с моей мамой. Тогда она спросила: «Тревор, мой Альфред хороший актер?» Тревор ответил: «Он очень хороший актер», и она уточнила: «Если он так хорош, почему вы не даете ему работу?». Я даже пожалел, что не провалился под Землю.

Моей маме было всего 56 лет, когда она умерла от крупного тромба в мозге. Она вернулась в Италию и нашла настоящее, подлинное счастье с возлюбленным детства, который был мне симпатичен. Мои отношения с матерью были очень бурными. Я любил ее до смерти, и я знаю, что она любила меня, но мы были сильными личностями, и я унаследовал много ее огня и энергии. У нас было несколько моментов, напоминающих третий акт оперы «Аида».

Отношения с моим отцом были сердечными, но не очень близкими, и я так и не замирился с ним до самой его смерти в 1999 году, о чем я сожалею. У меня нет ничего, кроме уважения к нему, потому что он всю жизнь был троянцем. Он сражался в гражданской войне в Испании и во Второй мировой войне, а затем упорно трудился официантом.

По-видимому, я был немного похож на ребенка. Мне очень повезло, что мой первый день в средней школе также был первым днем нового английского мастера Мартина Корбетта, который основал драматический клуб и руководил всеми школьными постановками. Он был мне как отец и наставник, и стал первым человеком в моей жизни, который принял меня всерьез, когда я заявил, что хочу быть актером. Я пропадал в его драматическом клубе по вечерам в среду. Когда мне отказали в гранте на театральную школу, потому что я забыл свои строки, он написал страстное письмо с просьбой дать мне еще один шанс, и они это сделали.

С моей бывшей женой Сью я расстался довольно быстро после рождения в 1980 году нашей дочери Рэйчел и, хотя я жил неподалеку, в основном был отцом по выходным. Я старался быть лучшим отцом, хотя и совершал всевозможные ошибки. У меня очень хорошие отношения с дочерью, но я думаю, что это больше связано с ее щедростью, чем с любыми родительскими навыками, которые у меня могут быть.

Сейчас мой брак оказался в странном положении, потому что моя жена [актриса Джил Гаскойн] находится на последней стадии болезни Альцгеймера. Я ухаживал за ней несколько лет дома, но ей потребовалась специализированная помощь, которую я уже не мог обеспечить, поэтому мы нашли для нее очень хороший приют более двух лет назад. Это было жестким, но не более жестким, чем то, через что проходят многие другие. Я ходил в группу психологической поддержки для людей в моей ситуации. Истории, которые я там услышал о жертвах и лишениях, заставили меня понять, что мне не на что жаловаться.

Источник: The Guardian

Перевод: Paul Chircov

 

  • Комментарии
  • Мнения
Комментировать могут зарегистрированные пользователи
Мнений пока нет

Новости

ТОП-10

Цитаты знаменитых европейцев

Сделанное тобой к тебе же и вернётся.
Уинстон Черчилль

Вход на сайт

Форма регистрации

Актер рассказывает о своей школе в Лондоне, о бурных отношениях с матерью и заботе о жене Джил Гаскойн (Jill Gascoine), больной Альцгеймером.