European media

Студенты экономических специальностей британских ВУЗов имеют опасно низкий уровень образования

Britain’s economics students are dangerously poorly educated

25 0 313 3 min

Университеты, обучающие студентов только тому, как быть аналитиками в Сити, лишают возможности учиться у прошлого или предугадывать будущее.

В прошлом году главный экономист Банка Англии Энди Холдейн выступил с речью, вызвавшей большую тревогу. По его словам на рынке труда приближается Армагеддон. Угроза роботизации нависла над 15 миллионами рабочих мест.

Мрачная картина работающих машин и толп безработных британцев в этом месяце сменилась на более радужную перспективу благодаря докладу, сделанному PwC. Согласно нему, роботы и искусственный интеллект создадут столько же рабочих мест, сколько и уничтожат, что равняется приблизительно 7 миллионам.

В то же время Оксфордский университет заявил, что 35% рабочих мест в Великобритании могут исчезнуть из-за автоматизации, а в докладе McKinsey за 2017 заявлено, что 5% рабочих мест в стране легко автоматизируемы. В технологическом обзоре, выпущенном MIT, сообщалось о не менее чем 18 различных прогнозов касательно автоматизации.

В статье речь пойдет не о роботах, и не об искусственном интеллекте, и даже не о спорах вокруг влияния Brexit. Речь в ней идет об отрешенности от истории и реальной жизни — вытекающей из катастрофически узкого образования — что позволяет экономистам делать такие заявления, и ущербе, который наносится общественным обсуждением столь серьезных вопросов.

В этом месяце, группа влияния Rethinking Economic sзаявила, что высшие учебные заведения Великобритании не способны обучать студентов экономических специальности навыкам, которые необходимы бизнесу и власти. После обширного интервьюирования большого количества крупнейших работодателей, включая Банк Англии, было обнаружено, что университеты «выпускают когорты экономических практиков, которые борются за выдвижение инновационных идей по преодолению проблем в экономике или использованию экономических инструментов для решения реальных проблем».

Более того, как заявила группа: «Когда политические решения подкрепляются экономическими рассуждениями, как это часто бывает, экономисты не могут донести свои идеи до публики, что приводит к большому дефициту демократии».

Можно легко понять критику экономического прогнозирования влияния искусственного интеллекта. Что люди должны думать, когда специалисты, изучающие эту тему, выдвигают так разительно отличающиеся прогнозы? Что еще более важно, как должны реагировать на них политики? Возможно никак, учитывая такую неразбериху.

Участники Rethinking Economics обеспокоены тем, что университеты только «натаскивают», а не «образовывают» огромное число выпускников для работы в банковском, страховом, консалтинговом секторах, относящихся к области эконометрики.

В нашей все более ориентированной на студентов системе, молодые люди не хотят заниматься историей или вопросами неравенства. Они заняты выполнением миссии «делать для себя деньги» в частном секторе.

Если бы они отвлеклись на обсуждение экономической истории, они могли бы открыть для себя то, что мы на грани повторения ошибок прошлого и провоцирования нового финансового кризиса. Они могли бы даже увидеть, что более высокий уровень неравенства уменьшает мотивацию у рабочих к повышению производительности труда и вынуждает их задаваться вопросом о том, почему молодые экономисты в Сити получают колоссальные суммы денег за анализ доходности облигаций или прогнозирование цен на нефть. Платите им меньше, делитесь деньгами с окружающими, иначе пусть роботы займут их место.

Несмотря на наличие давления на университеты со стороны финансового сектора, которому нужна подпитка в виде молодых и целеустремленных умов, в настоящее время предпринимаются усилия к расширению кругозора выпускников экономических специальностей. Этой цели служит, например, проект Core, принятый 13 британскими университетами в сентябре прошлого года.

Такое развитие, пусть и постепенное, в определённой степени возвращает нас к марксизму (лишь в части обсуждения теории рынка труда Карла Маркса). Разработчики программы заверяют, что программа свободна от неолиберального мышления, рассматривающего рынки как самоорганизующуюся систему, и допускающего, что потребители и производители работают с одной и той же информацией. Мир полон асимметричных сил и взаимодействующих информационных потоков и Core учитывает наличие этих условий.

Тем не менее, исполнительный директор журнала об экономике Charity Economy Джо Эрл утверждает, что Core акцентирует внимание на пути, который ставит математику на первое место, а критическое мышление на второе.

«Когда люди хотят революции, часто небольшие реформы получают поддержку в силу того, что они проводятся таким образом, что критикам начинает казаться, будто они решают волнующие их проблемы, сохраняя при этом статус-кво. Это именно то, что и происходит сейчас в экономике», — рассказал он.

По всей видимости, анализировать денежные потоки с той точки зрения, что большая часть денег была украдена, всё еще считается радикальным и это искажает решения инвесторов. Но всё дело в том, что это не радикально. При принятии решений компаниями, среди критериев в пользу того или иного решения, доминирует учет налоговых послаблений. Но это редко обсуждается студентами. Часть денег является доходами от продажи наркотиков или деятельности организованной преступности. Но большая их часть избежит налогообложения в стране, где они были таким образом заработаны.

Подобные дискуссии представят студентам возможность узнать о различных перспективах, дадут возможность оспаривать гипотезы и исследовать, каким образом разные ценности и цели ведут к различным выводам. Это означает, что у ученых, занимающихся фундаментальными исследованиями, есть еще много работы.

25 0

Рекомендуем