European media

Мы находимся в новой эре ожирения. Как это произошло? Вы удивитесь

We’re in a new age of obesity. How did it happen? You’d be surprised

20 0 642 4 min
Иллюстрация Никола Дженнингса.

Дело не в том, что мы больше едим и меньше напрягаемся, или что нам не хватает силы воли. Надо прекратить стыдить людей с избыточным весом.

Когда я увидел эту фотографию, то едва мог поверить, что это та же страна. Казалось на фотке Брайтонского пляжа 1976 года, опубликованной в The Guardian несколько недель назад, инопланетяне. Так стройны были почти все. Я тут же упомянул об этом в социальных сетях, затем сам отправился в отпуск. А по возвращению я обнаружил, что люди все еще это обсуждают. Горячая дискуссия побудила меня больше изучить вопрос. Как же мы стали такими жирными, и так быстро? К моему удивлению, почти каждое объяснение, предложенное в потоке обсуждения, оказалось неверным.

Фотография отдыхающих на Брайтон-Бич в 1976 году.

К сожалению, в Великобритании до 1988 года не велась статистика об устойчивом ожирении, а с указанного момента заболеваемость резко возрастала. Но в Соединенных Штатах цифры идут глубже в прошлое. Они показывают, что, как раз точка перелома была примерно в 1976 году. Внезапно, приблизительно в то же время, когда была сделана эта фотография, люди стали становиться толще — и эта тенденция продолжается с тех самых пор.

Очевидное объяснение, по мнению многих в социальных сетях, состояло в том, что мы больше едим. Некоторые вполне справедливо отметили, что в 1970-х годах еда в основном была невкусной. Она была даже дороже. Было меньше ресторанов быстрого питания, а магазины закрывались раньше, гарантируя, что, если вы пропустите свой ужин, останетесь голодным.

Итак, вот первый большой сюрприз: в 1976 году мы ели больше. По официальным данным в настоящее время мы потребляем в среднем 2130 килокалорий в день, что, как представляется, включает сладости и алкоголь. Но в 1976 году мы потребляли 2,280 ккал, исключая алкоголь и сладости, или 2,590 ккал, если их учесть. И я не нашел причин не верить этим цифрам.

Другие настаивали на том, что причиной является сокращение физического труда. Опять же, кажется, это имеет смысл, но опять же данные противоречат этому мнению. В документе, опубликованном в прошлом году в Международном журнале хирургии, говорится, что «взрослые, работающие в неквалифицированных профессиях, более чем в четыре раза чаще классифицируются как страдающие ожирением по сравнению с теми, кто занят профессиональной деятельностью».

Итак, а как же насчет физических нагрузок? Множество людей утверждают, что, когда мы едем, а не гуляем или бегаем, сидим за своими экранами и заказываем себе продукты по сети, мы тренируем тело гораздо меньше, чем необходимо. Похоже, это имеет смысл — и вот очередной сюрприз. Согласно долгосрочному исследованию Плимутского университета физическая активность детей такая же, как и 50 лет назад. А в опубликованном в Международном журнале эпидемиологии докладе заявлено, что с учетом размеров тел, нет никакой разницы между количеством калорий, сжигаемых людьми в богатых странах, и теми, кто живет в бедных, где натуральное сельское хозяйство остается нормой. В докладе делается вывод, что нет никакой связи между физической активностью и приростом массы тела. Многие другие исследования показывают, что упражнения, имеющие решающее значение для других аспектов хорошего здоровья, гораздо менее важны в регулировании нашего веса, чем диета. Некоторые полагают, что нагрузки не играют никакой роли, поскольку чем больше мы тренируемся, тем мы становимся голоднее.

Другие люди указали на более специфические факторы: аденовирусную инфекцию, применение антибиотиков в детском возрасте и химические вещества, вызывающие нарушения эндокринной системы. Уже есть данные, свидетельствующие о том, что они могут сыграть определенную роль, и хотя они могут объяснить некоторые изменения в весе у разных людей с подобным питанием, ни один из этих факторов не является достаточно влияющим, чтобы этим объяснить общую тенденцию.

Так что же произошло? Свет проливается, если посмотреть на диаграмму питания более внимательно. Да, мы ели больше в 1976 году, но иначе. Сегодня мы покупаем вдвое меньше свежего молока на человека, но в пять раз больше йогурта, втрое больше мороженого и — внимание — в 39 раз больше молочных десертов. Мы покупаем наполовину меньше яиц, чем в 1976 году, но вместе с этим — на треть больше сухих завтраков и в два раза больше злаковых закусок; половину от прежнего веса картофеля, но в три раза больше чипсов. В то время как наши прямые закупки сахара резко снизились, сахар, который мы потребляем в напитках и кондитерских изделиях, скорее всего, покажет в графике взлет подобный ракетному (есть данные закупок, начиная только с 1992 года, после чего они продолжали быстро расти. Возможно, поскольку мы потребляли всего 9 килокалорий в день в форме напитков в 1976 году, никто не думал, что их стоит собирать.) Другими словами, бурно росла возможность наполнять нашу пищу с сахаром. И как уже давно предполагают некоторые эксперты, похоже, это проблема.

Перемены произошли не случайно. Как утверждает Жак Перетти (Jacques Peretti) в своем фильме «Люди, которые сделали нас жирными» (The Men Who Made Us Fat), продуктовые компании вложили огромные средства в разработку продуктов, которые используют сахар, чтобы обойти наши естественные механизмы контроля аппетита, а также вложились в упаковку и продвижение этих продуктов, чтобы разрушить то, что еще оставалось от нашей самозащиты, включая влияние подсознательного воздействия ароматов. Они используют армию ученых и психологов, чтобы убедить нас есть больше, чем нам нужно, в то время как их рекламисты применяют последние достижения в области нейронауки для преодоления нашего сопротивления.

Они же нанимают на работу зависимых ученых и целые аналитические центры, чтобы запутать нас в причинах ожирения. Прежде всего, подобно табачным компаниям, оправдывающим курение, они пропагандируют идею, что вес — это вопрос «личной ответственности». И после потраченных нами миллиардов на переосмысление нашего выбора, они же обвиняют нас в неспособности его осуществить.

Судя по высказываниям, вызванным фотографией 1976 года, это действительно работает. «Такому нет оправданий. Люди, возьмите на себя ответственность за собственную жизнь!» «Никто не накормит вас нездоровой пищей, это личный выбор. Мы же не лемминги». «Иногда я всё же думаю, что бесплатное медицинское обслуживание является ошибкой. Это право каждого быть ленивым и жирным, когда появляется чувство, что все должны помогать исправиться». И это трепетное неодобрение плотно переплетается с отраслевой пропагандой. Мы оказываемся очень рады возложить вину на самих жертв.

Еще больше внушает тревогу статья в рецензируемом медицинском журнале «Ланцет» (The Lancet), что более 90% политиков считают только «личную мотивацию», оказывающей «сильное либо очень сильное влияние на рост ожирения». Такие политики не предлагают никакого механизма, с помощью которого 61% англичан, страдающих избыточным весом или ожирением, обретут свою утраченную силу воли. И подобное невероятное объяснение представляется свободным от доказательств.

Возможно, это потому, что боязнь располнеть, именуемая «обезофобия», часто является замаскированной формой снобизма. В большинстве богатых стран показатели ожирения намного выше в нижней части социально-экономической лестницы. Они сильно коррелируют с неравенством, что помогает объяснить, почему заболеваемость в Великобритании выше, чем в большинстве стран Европы и ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития). Научная литература показывает, как более низкая покупательная способность, стресс, беспокойство и депрессия, связанные с низким социальным статусом, делают людей более уязвимыми для плохих диет.

Подобно тому, как самих безработных обвиняют в системной безработице, а задолжавших людей обвиняют в невозможности нести расходы на жилье, толстых людей обвиняют в общественной проблеме. Но да, сила воли должна проявляться в действиях правительства. Да, нам нужна личная ответственность, но со стороны разработчиков этой политики. И да, нужно осуществлять контроль над теми, кто изучил наши слабости и беспощадно их эксплуатировал.

20 0

Рекомендуем