European media

Капитализм может предотвратить изменение климата. Но только, если он примет риски

Capitalism can crack climate change. But only if it takes risks

9 0 244 3 min
Монтаж солнечных батарей уменьшает потребление ископаемого топлива.

Стремление англосаксонского капитализма максимизировать прибыль в краткосрочной перспективе не спасет планету. Может сможет китайская модель?

Летняя жара дала представление о будущем, и оно не слишком привлекательно. Судя по текущим тенденциям в ближайшие годы будет заметное повышение температуры, засухи, борьба за пропитание растущего населения и гонка со временем ради уменьшения зависимости от ископаемого топлива.

Борьба с изменением климата порождает лучшие и худшие из проявлений капитализма. Декарбонизация экономики требует альтернатив углю и автомобилям, работающим на дизельном топливе, и это вызов сильным сторонам капитализма. Инновация — вот что такое капитализм, и он стремительно добивается ошеломляющего прогресса в разработке чистых альтернатив углю, нефти и газу. Стоимость производства солнечной и ветровой электроэнергии рухнула. Большие успехи также достигнуты в технологии аккумуляторов, что жизненно важно для нового поколения автомобилей с электроприводом. Люди бесконечно креативны. В конце концов, они научатся управлять климатом.

Но к тому времени, когда они это сделают, может оказаться слишком поздно. Капитализм, особенно, доминирующий англосаксонский вариант капитализма, имеет проблемы с мышлением за пределами представлений «здесь и сейчас». Управляющие крупными корпорациями люди видят в своей работе только максимальную прибыль в краткосрочной перспективе, даже если это означает нанесение непоправимого ущерба экосистеме мира. Более того, они считают, что должны быть свободны в получении максимальной прибыли без какого-либо вмешательства со стороны политиков, хотя борьба с изменением климата может быть выиграна только в том случае, если каждое правительство и все они вместе продемонстрируют лидерство.

Экономист Джозеф Шумпетер описал процесс, известный как «творческое разрушение», — о том, как неэффективные производители покидают бизнес из-за подрывающего эффекта новых технологий, и как в результате происходит трансформация рынков. Так и во время войн лучшие мозги используются правительствами для производства исключительно более эффективных машин для убийств.

Но, как правило, «творческое разрушение» требует времени, особенно, если старая гвардия способна оказать достаточное сопротивление изменениям — умело применяя ископаемое топливо. Жизненно важно, чтобы капиталистический д-р Джекил победил в себе мистера Хайда. Более того, это должен быть молниеносный удар с нокаутом.

В прошлом политики, как правило, концентрировались на изменении климата, когда думали, что больше не о чем беспокоиться. Например, Тони Блэр поручил составить доклад об изменении климата экономисту Нику Стерну в предшествовавшие глобальному финансовому кризису годы, когда рост был сильным, а зарплаты росли. Маргарет Тэтчер начала публично говорить о защите окружающей среды в конце 1980-х годов, когда экономика процветала.

Когда же у политиков есть другие проблемы, о которых стоит беспокоиться, борьба с изменением климата опускается в конец списка дел. Парижское соглашение 2015 года, обязывающее международное сообщество ограничить глобальное потепление до уровня ниже 2 градусов по Цельсию, показывает, что проблема воспринимается более серьезно, чем это было два или три десятилетия назад, но это не означает, что оно наверху списка приоритетных дел.

В жесткие времена, политики являются сторонниками аргумента, что достижим компромисс между ростом и озеленением экономики. Но нет. Компании учитывают лишь амортизацию капитала при составлении счетов прибылей и убытков. Если бы правительства приняли тот же принцип и рассмотрели истощение природного капитала при составлении своих национальных балансов, экономический рост был бы ниже. И в таких странах, как Китай и Индия, где города опасно загрязнены, последствия становятся заметнее.

Хорошей новостью является то, что в Пекине и Нью-Дели разработчики политики обратились к идее о том, что зеленый рост — это лучший рост. Китай стремится к поэтапному отказу от угля, отчасти потому, что его беспокоит изменение климата и отчасти потому, что он видит возможность стать мировым лидером в области «зеленых технологий». Индия, хотя и медленнее действует, также начинает использовать преимущества рухнувших цен на электроэнергию, вырабатываемую солнечной и ветровой энергией, и поставила перед собой задачу по достижению целей в области возобновляемых источников энергии.

Но плохая новость заключается в том, что прогресс в направлении декарбонизации все еще не достаточно быстрый. И всё это время ископаемое топливо по-прежнему будет составлять более 50% потребления энергии вплоть до 2050 года. Выбросы CO2 будут продолжаться, и глобальное потепление так же продолжится.

Стерн признает, что технологический прогресс был намного быстрее, чем он считал возможным в своем опубликованном в 2006 году докладе, и он полагает, что все основные автопроизводители теперь признают, что эпоха двигателя внутреннего сгорания подходит к концу

«Но скорость изменений все еще слишком медленная», — предупреждает Стерн. — «Снижение выбросов должны быть достигнуты уже сейчас и резким сокращением. И мы еще не действуем на нужном уровне решений, хотя возможности есть».

Победа в гонке со временем требует политического лидерства. Это означает признание того, что китайская модель управляемого и направленного капитализма может быть более подходящей, чем англосаксонская модель. Ведь необходимо массированное увеличение инвестиций в чистые технологии, поскольку 300 млрд долларов, потраченные на декарбонизацию во всем мире в прошлом году, просто соответствовали стоимости потерь в США от климатических и связанных с погодой событий. Это также означает расширение кредитования Всемирного банка и региональных банков развития для помощи беднейшим странам в наращивании потенциала ветравой и солнечной энергии. И введение достаточно высокого глобального налога на выбросы углерода, что позволит ископаемым видам топлива остаться в земле для иной последующей реализации.

И более того, миру необходимо признание того, что пора вести борьбу с изменением климата. Влиятельные представители нынешних постоянных интересов непременно скажут, что еще много времени до необходимости действовать, и им будут вторить отрицатели изменения климата, утверждающие, что не о чем беспокоиться. Эти люди должны быть призваны к ответу. Они не просто отрицатели, они являются убаюкивателями нашего внимания к изменению климата. И они столь же безрассудно опасно, как и умиротворяющие фашисты в 1930-х годах.

9 0

Рекомендуем