European media

Melodist.club

Архивное интервью к 91-летию Шарля Азнавура: «Я хотел сломать все табу»

Charles Aznavour: 'I wanted to break every taboo'

8 0 278 4 min
Шарль Азнавур в Лондоне в 1966 году.

Критики говорили, что он слишком уродлив, слишком невысок и с ужасным голосом. Позже он выпустил пятьдесят один альбом, и теперь Шарль Азнавур — настоящая легенда.

Шарль Азнавур — один из величайших певцов-песенников, которых когда-либо знала Франция, сидит на этом фото в бархатном кресле за несколько дней до своего 91-го дня рождения, размышляя над дуновением дамских подмышек.

Песня на его последнем альбоме, в которой он заявляет: «Я люблю запах твоих подмышек», смутила его шведскую жену 50-и лет, но Азнавур знает свою аудиторию. Ведь он самый успешный французский эстрадный исполнитель в мире — лирик, который десятилетиями влиял на поп-культуру страны, именно потому, что его песни всегда были несколько рискованными.

Когда Азнавур начал писать песни в 1940-х годах, секс был чем-то, что порой случалось на этом свете. Было замечательно, когда певицы завыли над их разбитыми сердцами, но люди обычно не поют о своем собственном эмоциональном отчаянии, а затем и о своих теневых покровителях. Азнавур освещал «маскулинность» и либидо, пел о депрессии, сексе, предрассудках и изнасилованиях. Темы его хитов в 1970-х годах варьировались от истории о гей-трансвестите и о том, как переживает такой человек, в некогда запрещенной для трансляций по радио жалостливой балладе об посткоитальном истощение Après l’Amour (После любви), и до противоречивой You've Let Yourself Go (Ты позволила себе опуститься) — эдакой мольбой мужчины, чья жена выросла нахмуренной и толстой («Я смотрю на тебя в отчаянии и вижу, как твоя мать стоит там»).

Азнавур: «Это какая-то моя болезнь — говорить о вещах, о которых вы не должны говорить». 

Он не раскаялся. «Это какая-то моя болезнь  говорить о вещах, о которых вы не должны говорить. Я начал с гомосексуализма, и я хотел сломать каждое табу. Линия подмышек появилась в новой балладе об обонянии слепого любовника. «Когда я написал песню о глухой [Quiet Love], я изучил язык жестов, чтобы показать его на сцене. В этом альбоме я хотел описать некое наблюдение за ничего не подозревающим. Он вдруг делает паузу: «Я до сих пор не знаю, как я это сделаю...» В своих выступлениях он показывает разных персонажей драматическими жестами, что напоминает мимическое представление. Он актер, который поет, а не певец, исполняющий роль Фрэнка Синатры.

Азнавур все еще сочиняет и исполняет, он написал около 1200 песен и продал более 100 миллионов записей за свою 70-летнюю карьеру. Франция поклоняется ему как последней живой легенде Золотой эпохи. Как и многие популярные певцы, которые пришли, чтобы представить самую суть Франции — таких как Жорж Мустаки (Georges Moustaki) и, в определенной степени, сама Эдит Пиаф — Азнавур формируется его этническими корнями. Рожденный Шахнором Варенагом Азнавурианом в Париже отцом-актером и матерью-певицей, которые скрывались от геноцида армян, он покинул школу еще ребенком в возрасте девяти лет. Он пережил немецкую оккупацию Парижа, пел в кабаре, в то время как его родители скрывали в своей квартире армян, евреев, русских и коммунистов, а его отец присоединился к сопротивлению.

Но путь Азнавура к успеху был долгим и мучительным. Французские критики отвергли его за внешнюю некрасивость, слишком малый рост и ужасный голос, а так же сомнительные названия песен. Только в конце 50-х, спустя десятилетие после того, как Пиаф взяла его к себя автором своих песен, соседом по квартире и как «универсальную сумочку», у него наконец начало получаться. В 1960 году он сыграл застенчивого и преследуемого пианиста в классическом фильме «Новой волны» Франсуа Трюффо «Стреляйте в пианиста» (он еще снялся более чем в 60 фильмах). Но его глобальная слава певца была сцементирована в 70-х годах триумфальными гастролями в США и Великобританию — во многом благодаря его прекрасному переводу своей лирики на английский. (Сладостно-горькая "She", ставшая в Британии №1, почти неизвестна во Франции). Британию соблазнил этот тощий француз, напевавший о болезненной влюбленности с 10-тонным напором. «Я часто говорю: В настоящее время Азнавур — это «динозавр» — его слова — они хранятся вечностью. Его 51-й студийный альбом вышел в Великобритании, и он работает над своим 52-м. Он любит экспериментировать, даже обожает французских рэпперов, Он наслаждается иронией, что до 30 летнего возраста он считался уродливым, но за последние 90 лет он стал считаться лихим. Каково это быть 91-летним? «У меня нет ни малейшего понятия, — говорит он, широко раскрыв глаза. — «Я не чувствую себя на 91. Я всегда думал, что человек никогда не должен терять пристального взгляда ребенка». При росте 5 футов и 3 дюйма он держит свою небольшую фигуру, постоянно подтянутой (сохранение прямой осанки — это один из его секретов вечной молодости). Но он зверски честен в своих сценических выступлениях. «Я ничего не скрываю от аудитории, — говорит он. Он говорит им, что у него есть авто-сигнал, потому что его память угасает, и признается, что ему трудно петь из-за язв рта. Он полагается на слуховые аппараты. Но он ненавидит то, что он называет в шоу-бизнесе «молодежным культом».

«Все больше и больше мужчин меняются, благодаря хирургии, и вы можете видеть это по телевизору, потому что их окрашенные черные волосы становятся синими под огнями»,  говорит он. — «У меня была проблема с носом, я исправил это. Я сохранил несколько седых волос, которые выпадали. Но я оставил свои морщины там, где они есть. И я выгляжу моложе других, потому что я никогда не отрезал работу природы».

 Азнавур в музыкальном зале Олимпии в Париже в 1971 году.

Фактически, он создан суперзвездой кабаре и королевой французского шансона Эдит Пиаф, которая заставила Азнавура поработать над своим носом 50 лет назад. Она месяцами приставала к нему, чтобы исправить то, что она считала слишком большим его «гудком». В конце концов он оказался под ножом и вновь предстал перед ее инспекцией. «Я предпочла тебя раньше», — сказала она.

На новом альбоме есть песня о Пиаф. Это первый раз, когда он написал о ней, хотя они жили вместе — платонически — в течение восьми лет. «Мы были как кузены. У нас было такое необычное соучастие. У меня никогда не было любовной интриги с ней — вот что нас спасло. Почему Пиаф, звезда, зацепила его, никому неизвестного и на девять лет младше ее самой? «Я принес ей немного юности, мое безумие, и она любила всю мою джазовую сторону».

Его второй важной ролью сегодня является быть одним из самых известных армян в мире. Он, наконец, принял вторым армянское гражданство, и стал послом Армении в Швейцарии, куда ездил с президентом Франции Франсуа Олландом в ознаменование столетия геноцида армян. Но Франция все еще определяет его личность. «Я всегда чувствовал себя полностью французским. Это действительно досадовало армян в Армении, но теперь они привыкли к этому». Он вежливо отказывается рассказать, что он думает о своем сопернике  международном символе армянской диаспорной поп-культуры: Ким Кардашян. Он никогда не встречал ее. Смотрит ли он на ее реалити-шоу? «Я ничего не могу сказать об этом, потому что я бы разозлил половину армян»,  он нервно смеется. — «Я полагал, что армяне большие ханжи и не любят слишком много наготы...»

Азнавур с Джованной Ралли в 1961 году на съемочной площадке фильма «Горация». 

Несколько лет назад он вызвал большие волны во Франции, заявив, что он платил фигурантам всех сторон политического спектра, после того как ему сообщили, что у него проблемы с налоговой инспекцией, предположительно, из-за 1970-х годов. Позднее налоговое расследование не нашло нарушений. Десятилетия назад он покинул Францию, чтобы спокойно жить за границей в Швейцарии. «Я никогда не был в налоговом изгнании», — говорит он, стремясь указать на это. — «Когда я ушел, у меня не было ни копейки».

Вероятно, самая ненавистная для Азнавура фраза — «прощальный тур». Он клянется, что никогда не произносил таких слов, и обещает продолжать выступать пока не умрет.

«Тебе нужно научиться покидать столик, когда любовь больше не обслуживается», — напевал он однажды. Но, благодаря тому, что зрители все еще наблюдают за его «нескончаемой готовкой», он счастлив остаться.

8 0
Источник: The Guardian
Перевод: Сергей Левин

Рекомендуем