European media

Иммиграция — вопрос, раздробивший Европу от Швеции до Брексита

From Sweden to Brexit, immigration is the issue dividing Europe

21 0 267 2 min
Миссия по спасению в Гибралтарском проливе.

Ксенофобия охватывает весь континент, или Европейское соглашение о миграции.

Эти размышления навеяны результатами выборов в Швеции. И в настоящее время в европейской политике существует лишь одна доминирующая проблема, и это иммиграция. Это так в Италии и Германии. Это так в Венгрии и Австрии. Это так от Сербии до Скандинавии. Она доминирует на каждой встрече лидеров ЕС. Она преследует Соединенное Королевство, за исключением того, что скрывается за эвфемизмом «достижения торговых соглашений с остальным миром».

Откат Европы к крайне правым — или, скорее, всплеск эмоциональной ксенофобии — был неизбежен с того момента, как Европейский Союз в 1980-х годах продвигался к единому рынку, включая общий рынок труда на всем континенте. Из четырех рынков свободного перемещения — товаров, услуг, капитала и людей — первым делом, всегда ограничивали людей.

Открытые границы и Шенгенское соглашение о безвизовых поездках послужили массовому перемещению дешевой рабочей силы как из Восточной Европы, так и миграции молодежи из Азии и Африки. А поскольку географические условия сделали дырявой южную границу Европы, все европейские демократические или автократические правительства больше не будут терпеть неохраняемые границы внутри ЕС.

Единственное, что обернется катастрофой — не замечать изменений. В Швеции уже поднял голову расистский национализм и готов бросить вызов полувековому либерализму. Старые либеральные заблуждения — эти благородные идеалы в конечном итоге перевешивает простое большинство — разрушаются каждые выборы. Мы, конечно, можем подбодрить морского капитана, умоляющего высадить своих беженцев ради «общечеловеческой солидарности», но мы не можем заставить его пассажиров стать реальными гражданами Европы. Должен быть введен панъевропейский режим для оказания помощи, как пограничным государствам, так и странам на южной границе Европы — даже по обе стороны от нее — в регулировании и распределении прибывающих мигрантов. Но такой режим никогда не будет одобрен, если только отдельные европейские государства не смогут восстановить в достаточной степени собственный суверенитет над населением. И, на самом деле, любой режим зависит именно от этого.

Трагично, что в результате данной дискуссии — о более четком европейском контроле над миграцией — почти наверняка отпал бы Brexit. В сознании большинства британских избирателей вопрос миграции не имеет ничего общего с экономикой или тарифами, или регулированием торговли, за исключением размера прибыли. Этот аргумент не связан с торговлей, а даже тем, что люди могут контролировать характер и темпы изменений своего сообщества. Мы можем отбросить такой контроль, как лицензированный фанатизм, нетерпимость и противная политика идентичности. Это не помешает людям голосовать. Для них такие права — это призыв к самоуважению и ценностям, которые они признают.

В любом случае, данная дискуссия не может быть проигнорирована. Тем не менее, правительство Британии до сих пор не изложило свою миграционную политику по Brexit, за пределами «враждебного приветствия», ощутимого всеми присутствующими. Вместо этого Вестминстер шарит по тарифам, торговле и Борису Джонсону. Во дворце сошли с ума.

21 0

Рекомендуем