Ru
Демонстранты протестуют у посольства Саудовской Аравии в Вашингтоне, требуя правосудия для убийц журналиста Джамаля Хашогги.
Политика
33 0 350

Британия должна привлечь Саудовскую Аравию к ответственности за Джамаля Хашогги

Тори закрывают глаза на репутационные издержки для страны, чтобы не раздражать торгового партнера.

Представьте себе, как наше правительство отреагировало бы, если бы в прошлые выходные Россия либо Иран похитили и, скорее всего, убили бы одного из своих журналистов-диссидентов на суверенной территории другой страны.

На самом деле не требуется усилий, чтобы представить такую ситуацию. Необходимо лишь оглянуться назад, когда пять месяцев назад произошло сфабрикованное убийство российского журналиста Аркадия Бабченко на улицах Киева. От тогдашнего министра иностранных дел, Бориса Джонсона потребовалось менее 24 часов, чтобы выступить с официальным заявлением, в котором он упомянул не только то, как он потрясен, но и не оставил сомнений, что именно российское государство несет за него ответственность и заявил, что оно должно быть привлечено к ответственности.

Вернемся к исчезновению журналиста — саудовского диссидента Джамала Хашогги из консульства своей страны в Стамбуле. С того момента, как он пропал без вести 2 октября, преемнику Джонсона, Джереми Ханту, потребовалось семь дней чтобы выпустить твит о том, что он ждет объяснений в ближайшее время от властей Саудовской Аравии, и что «если сообщения в СМИ подтвердятся, правительство будет рассматривать инцидент серьезно».

Это сообщение слишком мало и слишком запоздалое. Но закономерность сложилась так, что когда дело касается взаимоотношений британского правительства с нынешним режимом в Саудовской Аравии во главе с наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, перед кем так заискивала Тереза Мэй во время его визита в Великобританию этим летом. И этот человек — архитектор войны в Йемене, ответственный за гибель тысяч мирных жителей в результате авиаударов и гуманитарных блокад. Он тот, чьи действия по любым разумным стандартам должны быть подвергнуты расследованию на предмет преступления против международного гуманитарного права.

Он тот, кто запланировал этот год, как самый многочисленный по количеству обезглавливаний в истории Саудовской Аравии, включая жесткие казни женщин и мужчин лишь за их выступления в защиту гражданских политических и религиозных свобод. Этот принц настолько чувствителен к критике, что принимает закон, позволяющий наказывать любого человека, распространяющего сатиру в социальных сетях, которая «издевается, провоцирует и нарушает общественный порядок, религиозные ценности и общественную мораль», тюремным сроком до пяти лет и штрафом до £623,000.

И он является так называемым дипломатическим гением, который в прошлом году заманил премьер-министра Ливана в Эр-Рияд под предлогом совместного кемпингового путешествия, а затем приказал избить и заставил уйти в отставку в прямом телеэфире, что, к счастью, позже было отменено.

Принц не уважает права человека, верховенство закона и территориальные границы, поэтому неудивительно, что многие комментаторы убеждены, что он без колебаний отдал приказ о похищении и убийстве Хашогги. И все же наше правительство, по-видимому, призывает нас забыть обо всем этом, потому что бин Салман обязался разрешить женщинам в Саудовской Аравии управлять автомобилями. И что более важно, он заключит с нами выгодное торговое соглашение после Brexit, так что мы сможем продолжить экспортировать оружие, которое он использует в жестокой войне против людей Йемена.

Мы не должны быть в союзе с жестокой диктатурой, которая обезглавливает собственных граждан за то, что они защищают свои права, которая поливает бомбами гражданские лица в населенных районах в Йемене, не заботясь о невинных детях, и которая считает, что имеет право безнаказанно убивать своих журналистов на территории других странах. Мы должны применять одинаковые стандарты как для Саудовской Аравии, так и для Израиля, Египта, Ирана, России и Сирии.

Если кто-либо из них нарушает права человека и международное гуманитарное право, мы должны быть готовы применять одинаковые ко всем меры, а не применять одни правила для наших предполагаемых друзей, а другие для наших предполагаемых врагов.

Когда Робин Кук решил применить «этическое измерение» в британской внешней политике чуть более 20 лет тому назад, это касалось поставок оружия для стран Ближнего Востока. И то, что он был вынужден отказаться от этой политики через несколько лет к его большому сожалению, было отчасти результатом давления из-за влияния этой политики на экспорт оружия в Саудовскую Аравию.

Настало время для Британии прервать молчание по поводу действий Саудовской Аравии, пока та не будет действительно готова изменить свой подход.