European media

Министр науки Великобритании Сэм Гьяма о Brexit-стратегии: «Университет должен быть "штурмом чувств"»

University should be 'an assault on the senses' says Science Minister Sam Gyimah as he sets out Brexit strategy

12 0 184 3 min
Сэм Гьяма (Sam Gyimah), государственный министр по делам университетов, науки, исследований и инноваций.

«Если я и жду с нетерпение какого-либо года, то такого года, когда увижу, что Британия — это страна, в которую люди едут, чтобы воплотить свои идеи в жизнь».

Сэм Гьяма, министр университетов и науки, шагая с широко-открытыми глазами по Лондонскому музею науки, расплывается в широкой улыбке, когда проходит мимо спутников, космических кораблей и паровых машин.

«Я считаю, что у меня одна из лучших должностей в правительстве», — говорит он в интервью для Telegraph. — «В мире мало рабочих мест, где вы регулярно встречаетесь с людьми или видите технологии, которые поражают вас».

Сэм Гьяма — страстный приверженец веры в то, что Великобритания двигается в сторону второй промышленной (индустриальной) революции, и является местом, куда «самые яркие и лучшие» личности будут стекаться, чтобы учиться, внедрять инновации и «воплощать свои идеи в реальность».

Тем не менее, он обеспокоен тем, что некоторые британские университеты пестуют культуры, где студентов оставляют без надежных качеств, которые будут необходимы на будущих рабочих местах.

Студенческий союз Университета Манчестера запретил аплодисменты за их «джазовость движений», а на прошлой неделе выяснилось, что студенты Букингемского университета, засыпающие на лекциях, будут оцениваться на умственные способности. Другие ввели «безопасные пространства», где обсуждение спорных тем запрещено.

«У нас лучшие университета мира, уступающие только США. Но университеты должны быть местами, где мы будем иметь неустанный поиск истины, и именно это должно быть в центре университетского образования», — заявил Гьяма, который был также президентом Оксфордского союза.

«Университеты также должны быть "штурмом чувств". Вы покидаете свой городок или деревню и поступаете в институт, вероятно, вы впервые будете жить вдали от дома в течение длительного период времени, и встретите людей разных взглядов и перспектив. Это должно всегда быть ядром нашего университетского опыта».

Для Гьямы прошлая неделя оказалась сложной после того, как 29 нобелевских лауреатов написали совместное письмо Терезе Мэй и Жан-Клоду Юнкеру, предупреждающее о печальных последствиях жесткого варианта Brexit и призывающее к «самому близкому сотрудничеству» между Великобританией и ЕС.

Опрос среди ученых Института Фрэнсиса Крика, крупнейшего центра биомедицинских исследований показал, что 97% респондентов считают, что Brexit плохо скажется на британской науке и многие думают о том, чтобы покинуть страну.

42-летний Гьяма родился в Бакингемшире, но первые годы прожил в Аккре (Гана) после развода своих родителей, поэтому он понимает важность сотрудничества стран и свободы передвижения. Сам он голосовал за то, чтобы остаться в ЕС, но твердо уверен, что правительство может достигнуть соглашения, которое поставит страну в даже лучшее положение после Brexit.

«Никому не нужен хаотичный Brexit, и мы его не планируем, а планируем заключить соглашение», — говорит он. — «Понятно, что мы столкнемся с проблемами и множеством трудностей, но Великобритания находится в сильной позиции, и мы сделаем все возможное, чтобы наука не оказалась на краю пропасти.

Я голосовал за то, чтобы остаться, но то что я не собираюсь делать — это пытаться отменить результат голосования, потому что твоя сторона не выиграла».

Гьяма уверен, что Brexit откроет новые двери возможностей для Британии, и он уже совершает визиты в американские, индийские и израильские исследовательские институты в целях содействию запуска новых видов сотрудничества, а также планирует неизбежную поездку в Китай. Правительство опубликует Международную научную стратегию до Рождества, в которой изложит, как оно планирует работать с новыми союзниками и партнерами.

Он считает, что Британии следует предпринять ряд «авантюр» или грандиозных задач, которые заставили бы страну перейти к построенным в ней атомным электростанциям, вступить в новую космическую эру, построить первый квантовый компьютер и увеличить здоровую жизнь британцев на пять лет.

«Я думаю, что настало время для того, чтобы у нас были собственные лунные миссии, подобные миссии Аполлона. Осуществление крупных и сложных научных проектов будет иметь огромное воздействие на успех нашего общества и экономики.

Существует целый ряд секторов, где Британия готова стать мировым лидером. Во-первых, в области термоядерных технологий. Это самая безопасная, самая чистая, и более устойчивая форма энергии, и никто в мире не обладает тем опытом, который есть у нас.

Как страна мы были лидером в области расщепления атома, но не воспользовались этим в достаточной степени, и сегодня мы наблюдаем, как другие страны строят наши атомные электростанции. Но сейчас мы находимся в точке, где снова обладаем лидерством в устойчивой форме ядерной энергии, и наша способность направить эту энергию в энергосистему окажется для нас трансформационной.

Еще одна область — науки о жизни и космос. Мы строим космодромы, поэтому мы можем запускать ракеты с территории Соединенного Королевства, что невероятно волнует нас. Мы планируем работу с NASA для развития совместных инициатив в той степени, которую позволяет наша космическая программа.

Мы могли бы поставить перед собой национальную миссию построить первый работающий квантовый компьютер, что стало бы абсолютно трансформирующим».

В рамках обязательств перед наукой правительство обещало увеличить финансирование на £7 млрд. на исследования и разработку в течение текущего бюджетного периода и ввело новый вид виз для облегчения работы ученых в стране. Всем проектам с ЕС в рамках Horizon2020 гарантируется финансирование в случае недостижения соглашения, а также обещаны дополнительные £80 млрд. на следующее десятилетие.

«Если я и жду с нетерпение какого-либо года, то такого года, когда увижу, что Британия — это страна, в которую люди едут, чтобы воплотить свои идеи в жизнь», — добавил он.

«Самые яркие, лучшие, талантливые и предприимчивые захотят приехать в Британию и это случиться потому, что произойдут большие изменения в науке, будь то в области искусственного интеллекта, больших данных, футурологии или передвижения, чистого роста или здоровой старости, — мы лидируем в мире.

С того поста, который я занимаю, я могу смело утверждать, что у нас есть отличные активы, на которые мы можем опереться».

Красноречивая аргументация Гьямы касательно позитивности Brexit, возможно, пока не завоевала доверия среди ученых, но мало кто сомневается в его искренности и энтузиазме в отношении предстоящих задач, даже если многие не так уверены в позитивных результатах. Возможно, он просто хочет продвижения в правительстве?

«Моя работа особенная. Помню, как возвращался с выступления премьер-министра в Jodrell Bankб и сидел в купе, разговаривая с Грегом Кларком, и Венки Рамакришнан проходил мимо и спросил: «Не возражаете, если я присоединюсь к вам?»

Быть в мире, где нобелевский лауреат может попросить присесть рядом с тобой — довольно круто».

12 0

Рекомендуем