European media

Жертвы животных Первой мировой войны — это пятно на нашей совести

The animal victims of the first world war are a stain on our conscience

7 0 284 3 min
Собаки использовались британской армией в 1915 году для транспортировки пулемета.

Шестнадцать миллионов животных служили в 1914-18 годах, и огромное число погибло, но их незаменимая роль практически игнорируется.

Воистину, они забытые жертвы. Шестнадцать миллионов животных «служили» на Первой мировой войне, и по оценкам Королевского общества по предотвращению жестокого обращения с животными (RSPCA) в период с 1914 по 1918 год на британской службе погибли 484,143 лошади, мула, верблюда и быка.

Некоторые умерли еще до того, как достигли Западного фронта, например: из 94,000 лошадей, отправленных из Северной Америки в 1917 году, 2700 утонули, когда их корабли были затоплены подводными лодками. Траншейные собаки охотились на крыс в окопах. Другие передавали сообщения. Только в немецкой армии было 30,000 собак. Отголоском собачьей темы в знаменитой пьесе «The War Horse» Национального театра упоминается, как те же собаки набирались из приютов для животных, и когда это возможность иссякла, обратились к широкой общественности. «Я отдала мужа и моих сыновей, — писала одна английская женщина, — и теперь, когда он тоже нужен, я отдаю своего пса».

На ничейной территории собаки делали работу, которую люди не могли, например, приносили раненных, чтобы они могли выжить; а «милосердные собаки» оставались с умирающими солдатами, чтобы поддержать их. Подобные этой истории свидетельствуют о лояльности животных. Черный ретривер Дик был ранен в бою, но сумел достаточно восстановиться, чтобы возобновить свои обязанности. Он получил хромоту, стал слабее и был подавлен. Посмертная фотография показала, что он служил с пулей, застрявшей в груди и осколком рядом с его позвоночником.

Другие животные помогали как канарейки в шахте. В одной южноафриканской воинской части был бабуин по имени Джеки с острым слухом, который начинал тянуть за мужские рукава, если ожидал вражеские удары. Даже слизней стали использовать, когда было обнаружено, что они заметно демонстрируют свой дискомфорт при наличии горчичного газа в меньших количествах, чем люди могут почувствовать, подсказывая солдатам своевременно надеть свои противогазы.

Военный помощник конюха в больнице в Нетли во время Первой мировой войны.

Некоторые животные, возможно, могли бы быть благодарны за более спокойные роли. В огромном военном госпитале в Нетли рядом с приливным устьем у городка Саутгемптон, где лечились тысячи пораженных военным неврозом, в том числе поэт Уилфред Оуэн, — ослы были заняты тем, что успокаивали людей, страдающих от посттравматического стрессового расстройства. На кораблях собаки, свиньи и даже сороки так же становились животными, помогающими преодолеть стресс войны.

Служили и около 100,000 голубей. Один из них доставил сообщение от американского батальона, окруженного  вражескими линиями: «Ваша артиллерия бросает шквал прямо на нас. Ради всего святого прекратите». Работа птиц была настолько важна, что была защищена Законом об обороне королевства, в котором наказывалась любая попытка убить или жестоко обращаться с ними. Это была ироничная реализация прав животных, напоминающая о первом подобном законе в Великобритании, представленный в VIII веке святым Кутбертом, который заявил, что следует укрывать уток архипелага Фарн, а иронично, потому что во время войны огромные массы этих уток, отдыхающих в Северном море, использовались Королевскими военно‑воздушными силами (RAF) для целевой практики.

Киты использовались с той же целью. Это был первый раз, когда китообразных наблюдали и фотографировали с воздуха. Один из них отметил: «В полумраке эти огромные монстры имели сильное сходство с подводной лодкой и, как правило, на войне, «когда возникали сомнения, сбрасывалась бомба», и многие из них были убиты нашими самолетами». Между тем, 175,000 китов погибли в Южной Атлантике ради обеспечения винтовками, топливом для траншеи и масло для защиты от лапы. Германия в тоже время добывала дельфинов и тюленей для своего масла.

Китов также добывали, чтобы справиться с нехваткой продовольствия, как поведал Майкл Фримантл (Michael Freemantle) в своей книге «Война химиков» (The Chemists’ War), а компания Lever Brothers разработала способ гидрогенизации китового масла, чтобы оно соответствовало потребительским запросам человека. Самое страшное, эти спокойные животные были переработаны даже в сами боеприпасы, так как их тела давали глицерин для бомб.

Только в недавно прошедшем веке люди использовали китообразных на войне, но даже в послевоенный период совесть не шевелилась. В эссе 1924 года под названием «Наглость флагов: наши энергетические ресурсы и мои слоны, киты и гориллы» (The Impudence of Flags: Our Power Resources and My Elephants, Whales and Gorillas) пророческий автор «Войны миров» Герберт Уэллс писал: «Умирающая фауна мира этой планеты остро нуждается в международных правилах игры и наднациональных охотничьих инспекторах. Целые виды китов уничтожаются, потому что океан — это не человеческая земля».

Даже в продолжительные периоды мира в прошлом столетии не наступало перемирие для животных, а памятников их усилиям крайне мало, лишь лондонский мемориал «Животные на войне» (Animals in War Memorial) на шоссе Park Lane рядом с Гайд-Парком стал благородным исключением. Спустя сто лет после первой войны эпохи антропоцена, самого извращения природы и грызни за ресурсы Земли, эти нечеловеческие жертвы остаются неизгладимым пятном на нашей совести.

7 0

Рекомендуем