European media

Кризис Макрона во Франции представляет опасность для всей Европы

Macron’s crisis in France is a danger to all of Europe

7 0 161 3 min
Полиция и протестующие столкнулись в Париже.

Экстремистские силы радуются президентскому затруднительному положению. Ведь их конечной целью является политическое подчинение всего континента.

Ради Европы Эммануэлю Макрону нужна поддержка, а не наше презрение или ненависть. Молодой французский президент-реформатор, обещавший «европейский ренессанс», пытается управлять страной, которая быстро становится «больным человеком Европы». Это был важный момент в минувшие выходные, когда мятежники изуродовали лицо статуи Марианны — символа республики внутри Триумфальной арки в Париже. Всего три недели назад мировые лидеры собирались там вместе с Макроном на 100-летие подписания Компьенского перемирия. Эти «вопиющие страсти», о которых во Франции много раз предупреждал Макрон, затронут весь континент, а не только политическую карьеру одного человека.

Экстремистские силы по всей Европе нагло радуются желто-жилеточным затруднения Макрона. Из-за жесткой линии по Brexit рады от Великобритании (как левые, так и правые) и до представителя итальянских крайне правых сил Маттео Сальвини, не говоря уже о пропагандистских целях Путина, и радость очевидна. Разоружение и хаос в либеральных демократиях — это то, в чем они преуспевают. Награда, которую ищут экстремисты, состоит в политическим захвате Европы на выборах в Европейский парламент в следующем мае. События во Франции являются зловещими, и их значение выходит далеко за пределы одной страны.

Не так давно Макрон с гордостью назвался главный противником Маттео Сальвини и венгерского президента Виктора Орбана, двух лидеров, чьим фирменным знаком является политика в отношении мигрантов, политических оппонентов и верховенства закона. Макрон ослабевает, вынужден защищаться и все более оказывается изолирован.

Сцены на улицах Франции за последние две недели могут некоторым показаться возрождением майского восстания 1968 года, но более подходящая параллель может быть с 6 февралем 1934 года. В тот день банды крайне правых националистов прошли в столицу Франции и столкнулись с полицией и в результате этого насилия погибли 15 человек. События того дня послужили основополагающим мифом для нынешнего поколения ультраправых Франции.

Макрон, несомненно, допустил ошибки. Большинство протестующих имеют реальные причины недовольства, выраженные в этом хаосе. Они считают себя «невидимыми» людьми, которые с презрением относятся к парижским элитам, и теперь они демонстративно проявили себя благодаря своим люминесцентным жилетам. За ними стоит общественное мнение.

Одним из их самых красноречивых членов является Ингрид Левавассер, молодая медсестра и мать-одиночка из Нормандии. На прошлой неделе она говорила по телевизору о своей борьбе, чтобы свести концы с концами, и о ее глубокой несправедливости: «Некоторые люди жалуются, что мы блокируем дороги, но они не жалуются, когда сами застревают в пробках на пути к горнолыжные курорты, не так ли?» — тихо спросила она.

Но кризис Франции имеет и более зловещие подводные течения, воплощенные другим представителем желтых жилетов Кристофом Чаленсоном. Кузнец из южного региона Воклюз (Vaucluse) Чаленсон открыто произносит антимусульманские речи и призывает к установлению военного правительства — «потому что истинный командир, генерал, сильная рука — это то, что нам нужно». Одновременно ультраправые, такие как монархическая организация «Французское действие» (Action Française), пытаются вернуться в современную политику.

Сегодняшнее объявление о том, что повышение налогов будет приостановлено, вероятно, слишком мало и слишком запоздало. Французские тревоги уже утроились. Существует страх потерять власть и престиж; страх экономических последствий глобализации и страх потерять «национальную идентичность». Страна также страдает от глубоких внутренних линий разломов общества, которые едва ли сможет ликвидировать один лишь президент всего за восемнадцать месяцев.

Целые социальные группы чувствуют себя настроенными друг против друга: молодые против старых, безработные против работающих, сельские против городских, а неквалифицированные рабочие против высокообразованных. Такие разногласия существуют во многих странах, но во Франции они приобретают экзистенциальное измерение из-за идеала эгалитаризма, исторически связанного с республикой. Многие французские люди чувствуют, что реальность не отражает то, что они имеют право иметь.

Когда Макрон баллотировался в 2017 году, он пообещал «революцию» (так даже называется его книга), чтобы удовлетворить широко распространенную потребность во внутреннем обновлении и перезагрузку престижа Франции, не в последнюю очередь на всей европейской арене.

Теперь президент выглядит парализованным даже дома, и ритуальные молитвы вскоре могут быть прочитаны по его европейским планам. Подобно тому, как ослабленная Меркель мало помогала Макрону в возобновлении европейского проекта, ослабленный Макрон теперь представляет из себя новую пищу для экстремистов и популистов по всему континенту. Ле Пен, Орбант и Сальвини ждут только этого. Если мы не найдем решения, то выборы в ЕС в самой Франции могут стать референдумом против Макрона.

Таким образом, блеск сошел с французского президента в качестве лидера для либералов и проевропейцев. Но считать это хорошими новостями для Европы и демократии в целом, весьма опасно. Это похоже на то, когда едешь на поезде, у которого в дороге некоторые вагоны могут быть заменены. Социальные болезни во Франции реальны, и их необходимо лечить. Но силы, которые могут выиграть от коллективных обломков и уличного насилия, — это те, которые подтолкнут нас в пропасть. Посмотрите на угрозы смерти, с которыми сталкиваются «желтые жилеты», и они заявили, что готовы вести переговоры с правительством.

Несколько лет назад изнуренная, напряженная Италия имела свои «грёбаные дни» протестов (сообщение: «нахрен ваш» истеблишмент), в результате чего популистское движение «Пять звезд» усилило свою силу. Что случилось с тех пор? В этом году Италия попала в бездну правых. Текущие «грёбаные дни» Франции приведут к аналогичному сценарию, если здравомыслящие люди не помогут Макрону восстановить минимальное доверие. Не может быть европейского демократического проекта или социальной справедливости без европейской демократической Франции. Лицо Марианны должно быть восстановлено.

7 0

Рекомендуем