European media

Финансовые компании спокойно подготовились к Brexit

Financial firms have quietly prepared for Brexit

10 0 272 4 min
«Brexit значит Brexit».

Польза размера, регулирования и страха.

С тех пор как в июне 2016 британцы решили покинуть Европейский Союз, клише рождались также быстро, как и различные мнения: «лучше без сделки, чем с плохой сделкой» или «Brexit значит Brexit» и тому подобные. И можно было считать себя богатым — даже по меркам Сити — если у вас припасена «пятерка» каждый раз, когда вы слышали от банкира, что его компания «надеется на лучшее, но готовится к худшему». За четыре месяца до момента, когда Британия должна выйти из ЕС, финансовые организации явно давно отказались от надежды на лучшее (для большинства этой надеждой было то, что Британия, в конце концов, все же останется в ЕС), и они все еще не уверены, что им удастся избежать худшего, то есть внезапного наступления Brexit 29 марта 2019 года без заключения сделки. Но они спокойно готовятся к такому варианту развития событий.

Финансовые организации, базирующиеся в любом государстве — члене ЕС, могут обслуживать клиентов в любом другом государстве — члене ЕС: кредитование и привлечение финансирования, операции с деривативами, страхование жизни и имущества на территории ЕС без создания местного представительства по системе, известной как паспортизация. Лондон, безусловно, самый крупный финансовый центр. Если парламент отклонит соглашение Британии с ЕС о выходе (голосование должно состояться 11 декабря), ныне активные лондонские паспорта истекут в марте. Если парламент пойдет на сделку, они будут действительны, пока Великобритания и ЕС будут работать над новыми договоренностями. К июню 2020 года у них должна быть система для принятия решения о том, являются ли их системы регулирования «эквивалентными» друг другу, что позволит некоторым бизнесам работать так же, как и сейчас. В любом случае, финансовые компании должны продолжать обслуживать своих клиентов.

В вопросе подготовки к Brexit у финансовой отрасли есть три преимущества в сравнении с большинством других отраслей. Первое — это ее размер. Банки, страховщики и управляющие активами компании имеют тенденцию к укрупнению. Они обладают достаточными ресурсами на случай непредвиденных обстоятельств, хотя и могут придумать для них лучшее применение.

Второе — регулирование. Правила помогают вам в планировании, даже если окончательная форма Brexit еще неясна. Например, по всей видимости, банкам и другим финансовым организациям потребуются отделения в ЕС27. Эквивалентность — непонятный приз, поскольку действующие нормы и правила ЕС позволяют ему отменить свое «благословение» на деятельность на своей территории при предварительном 30-дневном уведомлении. И вопрос учета деривативов особенно чувствителен.

Третье — страх. Никакой банк не хочет сообщить клиенту 1 апреля, что он не может провести сделку, потому что они находятся на разных берегах Ла-Манша. И никакой регулятор не хочет, чтобы Brexit нарушил финансовую систему. Воспоминания о 2007-2008 болезненны, и к счастью еще свежи.

Поэтому, в течение двух и более лет компании готовились к работе в других финансовых центрах ЕС. Даниэль Нуи, глава контрольного подразделения Европейского центрального банка, недавно заявила, что 37 организаций, в том числе 25 банков или получили новые, или улучшили свои лицензии, либо уже близки к этому шагу.

ЕЦБ настаивает на том, чтобы банки создавали не просто свои «пустые оболочки» в тех местах, где их бизнес работает с клиентами из ЕС27, хотя их реальный бизнес и риски находятся в Лондоне, а вне сферы его власти и ответственности. Это означает перераспределение активов и назначение топ-менеджеров, таких как риск-менеджеров и менеджеров по соблюдению норм (risk and compliance managers). В частности, ЕЦБ хочет, чтобы банки избегали чрезмерной зависимости от “back-to-back” стратегий хеджирования — привязывания транзакций клиента из ЕС27 в своем, скажем, франкфуртском отделении с другой внутренней сделкой, которая переносит риск на лондонский баланс.

По словам Хубертуса Вата из Frankfurt Main Finance, продвигающей интересы немецкого финансового центра, 30 учреждений планируют обосноваться во Франкфурте; банки из их числа перераспределят активы на €750-800 млрд. ($850-910 млрд.). Множество компаний возникают на основе уже существующих образований. HSBC консолидирует свои дочерние структуры на территории ЕС27 в Париже, который, как утверждается, также очаровал множество фирм; Bank of America и Barclays выбрали Дублин. И финансовые центры развили специализации: Люксембург, как и Дублин, привлекает страховщиков и управляющих активами; биржи, такие как Лондонская фондовая и CBOE Global Markets, нацелились на Амстердам.

Компании «не кладут яйца в одну корзину». Brexit побуждает крупные банки привлекать больше sale-менеджеров в разных городах в целях сближения со своими корпоративными клиентами, отменив тем самым 20-летнюю тенденцию к концентрации в Лондоне.

Все это означает создание большего количества рабочих мест в ЕС27. Тем не менее, это все-таки не означает Исход из Сити (Brexodus), которого некоторые опасаются. Некоторые рабочие места, например, в целях обеспечения соблюдения установленных требований (compliance) в финансовой сфере должны будут дублироваться в Лондоне и ЕС27, что означает увеличение рабочих мест. Банки с Wall Street сообщают, что у них будет находиться несколько сотен людей в их филиалах в странах ЕС в «день первый», независимо, случится ли он в марте 2019 года или в 2020. Со временем, однако, совокупное количество нанятых на месте и переехавших из Лондона сотрудников будет увеличиваться. Г-н Ват предвидит «значительные» эффекты второго раунда выхода. В последующие годы регуляторы и клиенты могут потребовать, чтобы банки нанимали больше людей из стран именно ЕС.

Регуляторы тоже готовятся. 28 ноября Банк Англии заявил, что британские банки обладают достаточным капиталом и ликвидностью, чтобы пережить возможный «беспорядочный» Brexit без заключения соглашения, в силу чего текущие торговые соглашения со странами — не членами ЕС потеряют силу, и пограничная инфраструктура не будет удовлетворять таможенным требованиям, а ВВП к концу 2023 окажется на 10,5% ниже своей тенденции до референдума.

Тем не менее, подготовка к худшему имеет свои границы. Один банкир указывает на разницу между Brexit и MiFID2, обременительной директивой европейских финансовых рынков, которая вступила в силу в начале этого года. Отрасль знала каким будут MiFID2-правила, последовательно готовилась к ним и могла протестировать их на вероятный эффект заблаговременно. С Brexit ничего подобного не будет.

Будущее финансовой индустрии после Brexit будет зависеть от экономического состояния тех, ради кого он затеян. Если они понесут большой урон от Brexit без заключения соглашения, финансы также пострадают. Более того, многие клиенты, не обладающие информацией, ресурсами и постоянного подталкивания от своих нервных управляющих, также вряд ли будут хорошо подготовлены. Ждите и надейтесь.

10 0

Рекомендуем