Землетрясение под фундаментом европейской оборонной системы должно сотрясать иглы даже на вестминстерских сейсмографах.
Политика
10 0 284

The Guardian: Трамп и Путин возобновили гонку вооружений. Британия, крепко обними Европу

Решение Вашингтона и Москвы выйти из договора о ядерном оружии лишь сделало мир более нестабильным.

Для небольшого погружения в те бурные времена давайте вспомним Able Archer. В ноябре 1983 года НАТО симулировала конфронтацию с Советским Союзом. Эта репетиция была настолько правдоподобной, что русские усомнились, что это была тренировка, и начали контрмобилизацию. К счастью, возобладал холодный рассудок. Able Archer – название операции, которая едва не обратила холодную войну в горячую.

В наши дни ситуация в Европе может восприниматься немного нестабильной, но, по крайней мере, она не балансирует на волоске ядерного Армагеддона. Одним из факторов сдерживания является договор об Ограничении ядерных сил средней дальности (INF). Соглашение, подписанное Вашингтоном и Москвой в 1987 году, запрещала постановку на вооружение ракет с дальностью от 310 до 3420 миль. На прошлой неделе Дональд Трамп вывел США с INF, обвиняя Россию в его нарушении. Владимир Путин в минувшие выходные ответил взаимностью, пообещав ускорить разработку запрещенного оружия. Если Москва и Вашингтон не откроют снова двери духу разрядки, с договором по РСМД будет покончено. Демонтируется глобальный памятник торжеству дипломатической рациональности над милитаристской паранойей.

Землетрясение под фундаментом европейской оборонной системы должно сотрясать иглы даже на вестминстерских сейсмографах. В понедельник в Палате Общин состоялись слушания, но это не было совещание парламентской премьер-лиги. Количество участников было небольшим. Ни Лейбористы, ни Тори не отправили представителя министерского уровня. Никто серьезно не оспаривал нарушение Россией соглашения, и никто даже не предположил, что Великобритания может повлиять на позицию Трампа.

Это вызывает двойной дискомфорт. Во-первых, нет стратегии, которая бы не позволила Путину саботировать институциональную основу национальной безопасности Великобритании. Во-вторых, Трамп рад, что эта система рухнула. Достаточно сложно управлять поведением вооруженных ядерным оружием изгоев из Кремля, не используя жуликоватые капризы в Белом доме.

Трамп обосновал выход из договора INF как ответ на российский проступок, но истинные отношения с Москвой намного сложнее. Служба безопасности США, хотя напугана доказательствами вмешательства в президентские выборы 2016 года, не видит в России равную страну. Она видит в Путине мстительного тролля, которому в то же время приходится иметь дело с упадком в своей стране. Сам Трамп демонстрирует извращенную непоследовательность в отношениях с Кремлем, наподобие той, которую вы можете увидеть в клиенте, не желающим признавать оказанные ему услуги.

Трампа оставляет равнодушным культурная и историческая составляющая Атлантизма – концепции родства и общих ценностей между Американской республикой и старым континентом, с которого отправлялись в плавание ее основатели. Он заботится о своей власти только здесь и сейчас. По таким меркам Европа лишь досадное недоразумение в торговле и военном деле. Она также гораздо менее важна, чем Китай, чье господство, по мнению большинства аналитиков, является настоящей причиной, по которой США не терпелось выйти из договора INF. Какой смысл в контроле над вооружениями, который бы связывал руки Вашингтону, и развязывал Пекину? В этом смысле Трамп прибавил дерзкую развязанность к более старым принципам внешней политики США. Барак Обамы имел тихоокеанское видение места Америки в мире. После окончания холодной войны в Вашингтоне росло негодование в адрес европейцев как военных халявщиков. Падение железного занавеса принесло экономические дивиденды от «эффекта мира» для вновь объединенного континента. По мнению Пентагона, все эти новые средства были потрачено на гражданские развлекухи, при этом европейцы считали, что в чрезвычайной ситуации все еще можно позвать морских пехотинцев США.

Нежелание Германии превращаться в серьезного тяжеловеса в военном смысле — наследие искупительных действий по исправлению прошлых злодеяний. Это делает Великобританию и Францию главными защитниками Европы (и держателями ее ядерного потенциала). Такое разделение труда создавало определенный баланс между тремя странами в ЕС. Берлин-Париж был главной политической осью европейского проекта, а Париж-Лондон считался осью безопасности.

Президент США разделяет со своим российским коллегой презрение к мысли, что большие страны на основе законов могут быть вынуждены уступать маленьким. Вот почему Трамп презирает ЕС. Вот его внутренний инстинкт, заставляющий его настороженно относиться к НАТО. Он регулярно ругает европейцев за невыполнение финансовых обязательств перед Альянсом и намекает, что однажды он может выйти из него. Он рассматривает любой договор, заключенный до его пребывания в Овальном кабинете, как мошеннический, позволяющий иностранцам разорять американское величие.

Тереза Мэй сразу поняла, что британские оборонительные и разведывательные возможности были ее самыми сильными козырями в переговорах, но она разыграла их неумело. В официальном уведомлении касательно статьи 50 она сообщила, что «неспособность достичь соглашения означает ослабление нашего сотрудничества в борьбе с преступностью и терроризмом». Заявление было истолковано в Брюсселе как угроза, подтверждающая опасения, что в Brexit были семена недоброжелательности Трампа по отношению к европейскому проекту. Чтобы достичь доброго согласия в мае прошлого года предложено «безоговорочное» сотрудничество в области безопасности. Тем временем Эммануэль Макрон и Ангела Меркель активизировали обсуждения о военном сотрудничестве ЕС. Официальные лица Великобритании комментируют это как блеф, или, скорее, как риторический жест солидарности в обороне, который в вещественном плане пока не имеет смысла без НАТО. Единственное, что приносят бесполезные разговоры о европейской армии, это усиление британских евроскептических страхов перед тайными брюссельскими планами по сплавлению наций в одном общем котле супердержавы.

Лондон все еще поддерживает позицию Европы в отношении США по некоторым важным политическим вопросам — к примеру, ядерной сделки с Ираном и тарифных войн. В прошлом году британские дипломаты были уверены в масштабной поддержке ЕС в объявлении и наказании России как виновницы отравления в Солсбери. До сих пор логика совместного сотрудничества была более убедительной, чем фетиш брекситеров об отделении или какая-либо негативная реакция Брюсселя на него. Но как долго это сохранится?

Дипломаты по обеим стороны Ла-Манша борются за сохранение существующей системы европейской безопасности, в то время как вокруг них кружится националистический шквал Brexit, обращающий надуманные проблемы в реальные. На каждое обещание премьер-министра о сохранении европартнерства находятся десятки истеричных членов парламента от Тори, которые считают наших ближайших природных союзников смертельными врагами. Они относятся к Германии, как будто наши войска были эвакуированы только сегодня утром из Дюнкерка, и к Франции, как будто сейчас канун битвы при Азенкуре. Они берут дубинки из исторического прошлого и используют их, чтобы бороться в настоящем. Это не здоровая ситуация. Как раз в момент, когда Британии требуется проницательная оценка ее стратегического направления движения, Brexit затуманил горизонт. Мы не вправе игнорировать общие интересы и общую с Европой историю. Мы нанесем большой вред, пытаясь это делать.

Перевод: Николай Ерин
10 0
Источник: The Guardian
Оригинальное название: Trump and Putin have relaunched the arms race. Hug Europe close, Britain