Ru
Гаспаре Джиакалоне , мэр Петрозино, расположенного в центре территории, контролируемой Маттео Мессиной Денаро, боссом боссов Cosa Nostra.
Криминал
1 0 77

Сицилийский банкир, покинувший лондонский Сити для борьбы с мафией

Гаспаре Джиакалоне оставил огромную зарплату управляющего в Сити, чтобы баллотироваться на пост мэра в своем родном городке и бороться с мафией. И он не сожалеет, несмотря на пули. «От англичан я узнал, что нужно делать. Но сицилийцы научили меня бороться за это».

До того, как мафия обстреляла его офис в отдаленном городке на западном побережье Сицилии, 48-летний Гаспаре Джиакалоне был уважаемым управляющим в Европейском банке реконструкции и развития в лондонском Сити и управлял инвестициями в миллиарды долларов.

Но когда он оставил работу в 2012 году, чтобы баллотироваться на пост мэра Петрозино, своего родного города, и победить местных крестных отцов, он знал, что меняет свой офис на восьмом этаже в огромном здании на Ливерпуль-стрит на жизнь, полную опасностей.

Петрозино, расположенный среди зеленых оливковых рощ и виноградников с населением 8000 человек, находится в центре территории, контролируемой Маттео Мессиной Денаро, боссом боссов Cosa Nostra и одним из самых разыскиваемых преступников в мире.

Борьба Джиакалоне в качестве мэра с незаконным строительством и утилизацией отходов, контролируемые преступными организациями, сделали его бельмом на глазу у мафии. Если вы спросите Гаспаре, знает ли он о рисках, он улыбается и разводит руки: «Это грязная работа, – говорит он, – но кто-то должен ее делать».

Родившийся в семье фермеров, Джиакалоне переехал в Лондон в 1996 году и нашел работу в качестве финансового аналитика, увидев рекламу в The Guardian. Он работал в Deutsche Bank и Королевском банке Шотландии, прежде чем занять должность в ЕБРР в 2008 году, где его годовой базовый оклад составлял более £160 000.

Его движение в политику началось двумя годами ранее, когда он основал леворадикальную ассоциацию Radio Londra, членами которой были более 250 молодых итальянских эмигрантов, некоторые из которых уехали из южной Италии в Великобританию, потому что их семьи не мирились с их гомосексуализмом. Джиакалоне помог им интегрироваться в британское общество и найти работу. Он начал понимать, что его призвание было не в мире финансов.

Перемены наступили в 2011 году, когда он узнал, когда заезжал домой, что застройщики, связанные через магистратов с местной мафией, планировали завладеть его любимым пляжем в Петрозино и покрыть его 9 000 квадратных метров цементом для строительства отеля.

«Я не мог мириться с этим, и когда я вернулся в Лондон, я начал планировать участие в выборах на пост мэра Петрозино», – сказал Джиакалоне.

Он отказался от образа жизни финансиста и вернулся на Сицилию после 17 лет, проведенных в Великобритании. В мае 2012 года при поддержке коалиции партий левых радикалов и компартии он победил на выборах и начал войну с мафией.

Реакция боссов не заставила себя долго ждать: каждую неделю его кабинет получал анонимное письмо. «За пять лет я собрал их более 300», – говорит он. «Письма содержали угрозы убийства. Они говорили, что если я попытаюсь остановить их, они убьют меня». Но Джиакалоне был неуступчив, жалуясь властям на незаконное строительство и частное управление утилизацией отходов, бизнес с активным участием мафии.

Он узнал, что боссы спрятали жучки в его кабинете для слежки за ним. 6 октября 2016 года окна его кабинета оказались разбиты, а стены пронизаны пулями. И однажды утром офис получил посылку с пятью пулями.

Карабинеры осмотрели его дом, и ему пришлось превратить его в крепость с десятками камер по замкнутому контуру. Несмотря на все угрозы, его борьба начала давать результаты: окружная прокуратура в Марсале арестовала незаконно возведенные здания вдоль береговой линии, а региональное правительство поручило управление утилизацией отходов государственным органам.

Джиакалоне был вновь избран мэром Петрозино в 2017 году 60% голосов, а на прошлой неделе его город занял третье место в списке «самых добродетельных» городов Италии.

Скучает ли он по своему офису на восьмом этаже с видом на Лондон, крутым связям или шестизначной суммой зарплаты? Никакие вложения в миллиарды евро не принесли Джиакалоне такое же удовлетворение, как победы над крестными отцами.

«Лондон остался у меня в сердце», – говорит он. «От англичан я узнал, что нужно делать. Но сицилийцы научили меня бороться за это».