Ru
В своем кабинете в Министерстве экономики и финансов Бруно Ле Мэр раскрыл план правительства обложить налогами GAFA.
Экономика
15 0 253

Бруно Ле Мэр: Налогообложение цифровых гигантов – вопрос налоговой справедливости, и принесет Франции €500 миллионов в год

Трехпроцентный налог с французских доходов интернет-гигантов – чемпионов в оптимизации налогообложения – может приносить бюджету страны €500 миллионов в год, сообщил в интервью для Le Parisien министр финансов Франции Бруно Ле Мэр.

Google, Amazon, Facebook, Apple [т.н. GAFA], а также Uber, Airbnb, Booking будут обложены новым, так называем налогом GAFA (фр. “les Gafa” – налогообложение крупных деловых операций). Этот налог будет распространяться на всю их деятельность в цифровом мире – будь то звонки, стриминг музыки, продажа книг или электронного оборудования. Так называемые «моцарты» новых технологий являются также и мастерами по оптимизации налогообложения: официально во Франции они ничего не производят. Их парижские команды занимаются только «маркетингом». Сам бизнес управляется из стран с менее суровыми налоговыми режимами.

В то время как 12 марта Европейский Союз, очевидно, не сможет ввести такой налог на евроконтиненте, Франция в одиночку перешла в наступление. Министр экономики Бруно Ле Мэр в среду представит соответствующий законопроект. Текст законопроекта, который он показал исключительно Le Parisien, в свою очередь, затронет некоторые французские компании, такие как Critéo.

Почему вы хотите ввести GAFA именно сейчас?

БРУНО ЛЕ МЭР. Чтобы выстроить налогообложение XX века, в основе которого будет сегодняшняя основная ценность – данные. Крайне важно обложить налогом данные, чтобы иметь эффективную систему налогообложения и финансировать работу государственных служб, школ, детских садов и больниц. Но это также вопрос и налоговой справедливости. Цифровые гиганты платят на 14% меньше, чем европейские предприятия малого и среднего бизнеса. И то, что эти компании платят меньше налогов во Франции, чем, например, очень крупный производитель хлебобулочных изделий или сыра в Керси – проблема. Поступления от этого 3%-ного налога на цифровые продажи, произведенные во Франции, с 1 января 2019 года быстро достигнут суммы в €500 миллионов.

Кто будет платить этот новый налог?

Ни один человек и ни один пользователь интернета затронут не будет. Налогообложению подвергнутся очень крупные компании, чей совокупный мировой оборот превышает €750 миллионов, а во Франции – €25 миллионов – в общем, это тридцать коммерческих групп, в основном американских, а также китайских, немецких, испанских и английских. Платить будут и французские компании и несколько компаний французского происхождения, но купленных крупными иностранными группами.

На какие секторы будет распространяться новый налог?

Наше основное внимание уделяется тем платформам, которые получают комиссию за «связь» с клиентами и предприятиями. Следует отметить, что компания, которая продает свои товары на своем веб-сайте, не должна будет платить этот налог. Например, Darty продает свои телевизоры или стиральные машины на своем веб-сайте, и здесь речь идет не о связях между двумя пользователями Интернета, поэтому эта деятельность не облагается налогом. С другой стороны, когда Amazon получает вознаграждение в качестве цифрового посредника между производителем и потребителем, это должно облагаться налогом. Также это касается рекламного таргетинга. 

Финансовый комитет Сената считает, что налог также затронет компании, которые уже платят налоги во Франции ...

Мы слышали эту критику. Уплаченная сумма будет вычитаться из бухгалтерской прибыли, на которую рассчитывается налог на прибыль, благодаря чему сумма этого налога уменьшится до одной трети для компаний, которые платят налоги во Франции.

Не рискуем ли мы «наказать» молодые французские интернет-стартапы, облагая их этим налогом?

Мы были осторожны и поэтому установили двойной порог. Наших стартапов этот налог не коснется. Их настоящая проблема заключается в том, что они систематически скупаются цифровыми гигантами именно потому, что эти компании не облагаются соответствующим налогообложением. При этом у нас мало единорогов во Франции (стартапы, стоимость которых превышает €1 миллиард), и причина заключается в нехватке европейского акционерного финансирования. Увеличение объемов этого финансирования является для нас приоритетом.

Согласно GAFA, изменение законодательства во Франции будет противоречить налоговому соглашению, подписанному между нашей страной и США. Решимся ли мы на налоговую войну с США?

Нет, юридический риск равен нулю. Я говорил об этом национальном налогообложении с моим американским коллегой Стивеном Мнучином, когда он посещал Париж. Позвольте пояснить: Соединенным Штатам не нравятся разношерстные национальные налоговые системы в Европе. Они поняли, что необходимо ускорить работу в этой сфере в рамках ОЭСР. Здесь мы можем достичь политического соглашения о пересмотре налоговых отношений. Как только в рамках ОЭСР будет заключено соответствующее соглашение, новые международные налоговые правила заменит наш национальный налог.

Зачем заниматься этим в одиночку?

Мы не одиноки, так как уже шесть европейских государств занимаются этим вопросом или, по крайней мере, думают о нем. Европейские нации не должны недооценивать свои силы. Мы забываем одну простую вещь: единый европейский рынок является крупнейшим торговым рынком в мире. Для всех этих крупных цифровых компаний доступ к европейским потребителям имеет решающее значение. Тот факт, что богатые и влиятельные страны участвуют в цифровом налогообложении, заставляет страны ОЭСР двигаться вперед. Это и в случае с США.

Но продвигаясь вперед, не рискует ли подорвать привлекательность Франции в глазах иностранных компаний?

О нашей привлекательности, прежде всего, судят по новым налоговым правилам. Снижение корпоративного налога с 33,3% до 25% для всех компаний гораздо привлекательнее и в сумме перевешивать неприятие к этому налогу.

Является ли это ответом на движение желтых жилетов, который требуют большей «налоговой справедливости»?

Это было бы так, если бы такие меры были запущены несколько месяцев назад.