Ru
Жан-Клод Юнкер и Дональд Трамп. Послевоенная Европа смогла стать коллективным проектом благодаря защите США и его финансовой поддержке.
Политика
10 0 169

Почему Трамп и его команда хотят уничтожить ЕС

Заигрывание Майка Помпео с восточноевропейскими государствами является атакой на само существование Европейского Союза и частью более широкой идеологической борьбы за глобальное доминирование.

Администрация Трампа не только недолюбливает Европейский Союз, но и стремится его уничтожить. Поездка госсекретаря США Майка Помпео в Европу стала третьим эпизодом натиска, направленного на разделение по принципу Восток – Запад внутри ЕС. Первым эпизодом была варшавская речь Дональда Трампа 2017 года, преисполненная нативистским национализмом. Вторым эпизодом – тарифные меры Трампа в 2018 году и разрыв ключевых договоренностей, таких как ядерное соглашение с Ираном и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (INF). К этому следует добавить его открытую поддержку Brexit и решение вывести военный контингент из Сирии. Все вышеперечисленное затрагивает европейские (в том числе британские) интересы весьма конкретно, и это не просто твиты или оскорбления в адрес союзников.

Европа пытается оказывать сопротивление. Ангела Меркель, любимый политический объект нападок в ЕС для Трампа, была награждена на ежегодной конференции по безопасности в Мюнхене громом оваций за речь о достоинствах принципа многосторонности. Но, возможно, нам еще только предстоит по-настоящему понять, с чем имеет дело ЕС в эпоху Трампа. Человек, который теперь нашептывает в уши Трампу – Джон Болтон, советник по национальной безопасности. Его антиевропейская идеология была в полной мере раскрыта во время поездки Помпео в Будапешт, Братиславу и Варшаву.

Помпео сделал две важные вещи. Во-первых, он фактически стал хозяином празднования 30-й годовщины падения коммунизма в Восточной Европе в этом году, заявив в своей лирической речи, что США близка к странам, которые боролись за свою свободу, – в то же время, давая зеленый свет действиям популистских правительств, которые ЕС-блоком были объявлены отступниками от демократии. Во-вторых, благодаря такому выбору направления, Помпео усилил разделение между странами, ранее находившимися за железным занавесом, и теми, которые за ним не были. Это слабое место у ЕС, и этим охотно пользуются демагоги.

Отчасти это напоминало 2003 год, когда в преддверии вторжения в Ирак министр обороны США Дональд Рамсфелд придумал термины «старая Европа» (плохая) и «новая Европа» (хорошая). Но сегодня большое отличие заключается в том, что сейчас европейский проект пытается удержаться на плаву, а в то время оптимисты верили, что он переживет 21 век. Статья Болтона, написанная в 2000 году, помогает понять стратегию Трампа. Заголовок «Должны ли мы серьезно взяться за глобальное управление?» сегодня звучит как дорожная карта для администрации Трампа по уничтожению ЕС.

В своей статье Болтон набрасывается на «глобалистов», которые стремятся объединить национальные государства системой международных норм и соглашений, ограничивающих национальный суверенитет. По его мнению, подлинно демократический мандат может существовать только на национальном уровне. Мимоходом он критикует неправительственные организации и гражданское общество («которое считает, что оно вне национальной политики») и «безграничную» широту много- или наднациональных институтов власти. Они, по его словам, являются «главным источником глобализма».

Болтон идет дальше: он идентифицирует ЕС как угрозу интересам США (в прошлом году Трамп назвал блок «врагом»). «Европейские элиты» не «довольствуются передачей своего национального суверенитета в Брюссель, они также решили, по сути, передать и наш суверенитет в руки мировым институтам и нормам. Это превращает Европейский Союз в миниатюрного предтечу глобального правления». По его мнению, ЕС «окрашен заметным антиамериканизмом».

Не важно, что Трамп сделал больше для поддержания антиамериканских настроений в Европе, чем любой другой лидер США. Это говорит лишь о том, что общепринятые объяснения нападок Трампа на ЕС – лишь часть картины. Недовольство Трампа ЕС как торговым блоком, его тактика по увеличению экспорта вооружений США на континент, а также личное отвращение к Меркель являются проявлением более широкой идеологической битвы за глобальное доминирование.

Даже не думайте, что работы Болтона 2000-го года уже устарели. Так можно подумать только в том случае, если считать, что администрация Трампа не имеет никакой идеологии, а только коммерческие интересы. Сегодня сложно представить, что Европа способна бросить вызов США на мировой арене: по сравнению с Соединенными Штатами Европейский Союз – слабак в военном отношении, переживший десятилетие кризиса. Все же он воплощает нечто, что ненавидят Трамп и Болтон. И некоторые из крупных государств-членов ЕС сейчас пытаются встать на путь, который явно раздражает команду Трампа – как и в случае с новым механизмом по обходу санкций против Ирана.

Между тем, хотя либеральные центрально-европейские страны могут надеяться на позитивное участие США в жизни региона – например, обещание Помпео поддержать «независимые СМИ» и развертывание НАТО у границ России. Такие слова, как «свобода» и «независимость», исходили из уст Помпео, когда он отдавал дань памяти тем, благодаря кому была свергнута коммунистическая диктатура. Но не было никаких упоминаний того, что именно ЕС помог укрепить демократию. Ценностная основа ЕС возможно сильнее, чем альянс НАТО, в который в течение долгого времени входили авторитарные режимы (например, режим Салазара в Португалии и греческих военных в 1960-х годах), и сейчас входит Турция с Реджепом Эрдоганом.

Разговор Помпео о свободе, прежде всего, перекликается с мыслями Болтона. «Все американцы пользуются своими собственными индивидуальными свободами и, по крайней мере, хотят того, чтобы люди во всем мире пользовались такими же свободами», – писал Болтон в 2000 году. Однако в нападках на ЕС он добавил, что понятие «права человека» было задействовано в разных измерениях, чтобы стать важным компонентом усилий глобалистов по ограничению и затруднению независимого осуществления судебной и политической власти национальными государствами». Сегодня это мышление полностью совпадает с заявлениями правых популистов в Варшаве и Будапеште, которые жалуются на реакцию ЕС в отношении ограничения независимости судов и СМИ.

Менее чем за 100 дней до выборов в Европейский парламент Помпео отобедал в с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном, который хочет изменить политическую карту Европы в соответствии со своим видением «нелиберальной демократии». Возможно, они не пришли к единому мнению касательно России, и также правда, что Помпео встречался с представителями некоммерческих организаций в Будапеште, но признаков расхождения с Орбаном в ценностях не было видно. Также верно, что Помпео посетил Словакию, правительство которой считает себя конструктивным членом ЕС, а не нарушителем его порядка. Но целью визита, возможно, было сближение Словакии с нелибералами.

Визит Помпео стал доказательством враждебного отношения к основанному на либеральных ценностях Европейскому Союзу и еще одной атакой на само его существование. Послевоенная Европа смогла стать коллективным проектом благодаря защите США и его финансовой поддержке. Сегодня ЕС является мишенью для многогранного политического наступления, как со стороны Вашингтона, так и Москвы. И причина того – не только в том, что он делает, но и в том, чем он является по сути. Чем раньше европейцы сделают выводы, тем лучше.