Ru
Политика
7 1 319

The Guardian: Неразбериха вокруг «вмешательства» России означает, что она уже побеждает

Среди законно возникающих вопросов — откуда весь этот водоворот спекуляций. Владимир Путин и Владислав Сурков живут в наших головах.

В наши дни в некоторых кругах стало модным усматривать руку Москвы за всей политической турбулентностью нынешнего периода времени: Brexit-ом, Трампом, подъемом европейского права. Джон Маккейн однажды даже предположил, что настоящей целью России в Сирии является «обострение миграционного кризиса и использование его в качестве инструмента для разделения трансатлантического альянса и подрыва европейского проекта».

Владимир Путин должен быть в восторге от этого. Не беря во внимание вопрос о том, в какой степени Россия на самом деле дергает за ниточки (Роберт Мюллер вскоре расскажет нам, что он думает о президентской кампании Трампа; мнения о роли России в Brexit сильно разнятся), сам факт того, что люди верят в его способность управлять массовым сознанием населения, очаровывать избирателей и разделять союзников — это уже победа для Кремля. Это форма самогипноза, и Россия сначала опробовала его на собственном населении, а затем поставила ее на экспорт.

Первопроходцем в ее применении был Владислав Сурков, на Западе известный как путинский Распутин, а в России как серый кардинал. Имея в бэкграунде театральный и пиар-опыт для того, чтобы стать архитектором «путинизма» — он является бесспорным мастером проведения внутренней российской политики.

В апогее своей власти он представлял собой своего рода кремлевского свенгали, контролирующего большинство депутатов в Государственной Думе, российском парламенте, как прокремлевских партий, так и из так называемой «оппозиции». Он организовывал молодежные группы, дергал за ниточки в средствах массовой информации, сфере технологий, некоммерческих организациях, даже в Православной церкви.

Но его настоящим умением было создавать мифы. Легенды множились вокруг него, как бактерии в чашке Петри. Бывшие коллеги описывают его как человека со «свирепым» интеллектом и характером, который мог за считанные минуты переварить обширные стратегические документы, читая при этом поэтические биты на английском языке и сочиняя тексты песен для рок-групп. Когда в 2004 году в Коммунистической партии произошел раскол, именно Сурков спроектировал его. Когда в 2010 году на улицах Москвы почти до смерти избили журналиста, все указали на молодежные организации Суркова.

Его сила в том, что он мог использовать человеческое воображение и позволять ему буйствовать в умах, как его друзей, так и его врагов. В 2009 году он опубликовал небольшой роман в одном из московских литературных журналов. Он опубликовал его под псевдонимом, а затем допустил раскрытие своего авторства. Он даже написал на него рецензию.

В рассказе «Почти ноль» (Almost Zero) описывается антиутопический мир, в котором издатель-гангстер подкупает критиков и журналистов на службе политиков, манипулируя правдой, создавая фальшивые новости. В лихорадочных умах своих противников «Почти ноль» выглядел не столько как фантазия, сколько как исповедь: человек изнутри системы, рассказывающий миру, насколько он могущественен, и как работает система.

Сурков больше не является главной силой в российской политике. В 2016 году утечка электронных писем из его офиса показала, что он отвечает за политику Кремля в отношении Востока Украины.

Но его система контроля и запутывания стала действовать уже в международных масштабах. Считается, что сегодня Москва поддерживает сети активистов, журналистов и политиков по всей Европе: от Германии до Польши, от Италии до стран Балтии. На самом деле, большинство этих проводников влияния остаются аутсайдерами. Роль Москвы и ее усилия в формировании нашей политики далеко не так сильны, как некоторые себе это воображают. Но это не главное.

В феврале Сурков опубликовал статью в российской газете. В ней он делает смелый прогноз. Путинизм, говорит он, переживет нас всех. Созданная им система распространяется: «Иностранные политики жалуются, что Россия вмешивается в выборы и референдумы по всему миру. На самом деле, это намного серьезнее. Россия вмешивается в их мозги, меняет их сознание, и они понятия не имеют, что с этим делать».

Еще раз, кивнув и подмигнув, Сурков отодвигает занавеску. Но он также сдает игру. Мы делаем всю работу за него: лелеем подозрительное отношение и манипулируем фактами в соответствии с нашими задачами. Сила Суркова и России в том, что они живут в нашем мозгу.