Ru
Депутаты Европарламента принимают участие в голосовании о внесении изменений в закон об авторском праве, Европейский парламент, Страсбург.
Общество
13 0 253

Депутаты одобрили радикальные изменения в законе об авторском праве

Европейская директива об авторских правах принята, несмотря на мощные кампании протеста, организованные Google и сторонниками свободы интернета.

Европейский парламент одобрил противоречивую директиву о внесении радикальных изменений в систему защиты авторских прав на территории Европы, несмотря на жесткую антикампанию Google и сторонников интернет-свободы.

Европейская директива об авторском праве, за которую проголосовали 348 депутатов Европарламента, а против 274, наиболее примечательна двумя положениями. Это статьи 11 и 13, которые оппоненты назвали «налогом на ссылки» (link tax) и «фильтром закачки» (upload filter) соответственно.

Последняя стала основной мишенью агитации. Согласно ей, веб-сайты, на которых размещается пользовательский контент, должны принимать активные меры для предотвращения загрузки материалов, защищенных авторским правом без разрешения, и несут ответственность за нарушение авторских прав пользователей.

Статья 11, или «налог за ссылки», включает новые требования по оплате лицензионных сборов за публикации таких с таких ресурсов, как интернет-газеты, чьи работы агрегируют такие службы, как Google News.

Сторонники говорят, что меры помешают транснациональным интернет-компаниям свободно загружать на свои ресурсы чужие труды без из оплаты, но критики утверждают, что они фактически налагают требование об оплате переходов по ссылкам на веб-сайт.

Издатели и деятели искусства утверждали, что эти статьи положат конец широко распространенным нарушениям на крупных сайтах, таких как YouTube и Instagram, в то время как цифровые гиганты, в том числе Google и Amazon назвали эту меру неэффективной на практике и «властной» до такой степени, что она может вынудить их прекратить деятельность в Европе.

Статья 13 приобрела особую непопулярность благодаря тому, что интернет-компании, такие как Google на YouTube и Amazon Twitch, мобилизовали свои базы пользователей. Лидеры YouTube, в том числе Филипп ДеФранко и FBE, выкладывали видеоролики с критикой директивы, как и стримеры на Twitch. Дочерняя компания Amazon даже организовала прямую трансляцию с участием европейских законодателей, играющих в Mario Kart, когда они рассказывали о вреде, который может нанести закон.

Кампания достигла такого влияния, что многие молодые пользователи социальных сетей поверили, что со дня принятия закона интернет прекратит свое существование в Европе, и писали искренние прощальные сообщения в Instagram своим онлайн-друзьям.

 Представитель Google сказал The Guardian: «Директива об авторском праве ЕС усовершенствована, но все равно приведет к правовой путанице и неопределенности, и нанесет ущерб креативной и цифровой экономике Европы. Имеют значение детали, и мы рассчитываем на сотрудничество с политиками, издателями, создателями контента и правообладателями во время внедрения странами-членами ЕС новых правил».

Кэтрин Стихлер, исполнительный руководитель некоммерческой организации Open Knowledge International, которая борется за открытость данных, сказала, что голосование стало «огромным ударом по каждому европейскому интернет-пользователю. Члены Европарламента отклонили воззвания миллионов граждан ЕС о спасении интернета и решили ограничить свободу слова и выражения мнений в Интернете. Мы рискуем сформировать более закрытое общество в то время, когда мы должны использовать цифровые достижения для построения более открытого и прозрачного мира, где знания приносят пользу всем, а не лишь некоторым».

Пользователи социальных сетей поверили, что со дня принятия закона интернет прекратит свое существование в Европе, и писали искренние прощальные сообщения в Instagram своим онлайн-друзьям.

Но юристы утверждают, что директиву трудно интерпретировать как требующую конкретных действий, которых так боятся технологические фирмы. Кэти Берри, старший юрист в Linklaters, говорит, что «хотя у статьи 13 могут быть благородные цели, в ее нынешнем виде она является лишь как набором идеалистических установок, и при этом очень мало указаний как именно она будет контролировать действия поставщиков услуг и какие шаги будут достаточны для ее соблюдения».

В целом, говорит Берри, необходимо сделать еще несколько шагов, прежде чем статья 13 превратится в закон. «Она должна быть одобрена Европейским советом. Голосование Совета назначено на 8 или 15 апреля. Допуская, что она пройдет этот этап, директиву после этого должны будут подписать Совет и Парламент перед ее публикацией в Официальном журнале ЕС (Official Journal). Она вступит в силу через 20 дней после этого». Даже в этом случае у стран-членов ЕС будет еще два года для имплементации директивы в их собственные законы, и к этому времени Великобритании уже не будет в составе ЕС.

«Тем не менее, британские компании, предоставляющие соответствующие услуги на территории ЕС, все равно должны будут соблюдать их».