Ru
Подпись президента ЕЦБ Марио Драги на новой банкноте номиналом 50 евро.
Экономика
9 0 256

Объединение долга еврозоны по-прежнему имеет смысл, но еще предстоит пройти тернистый путь

Европейским политикам, стремящимся убедить Германию и другие богатые страны еврозоны объединить свои долговые обязательства с менее состоятельными соседями, предстоит еще долгий и нелегкий путь.

Постоянный дефицит облигаций с тройным рейтингом А все еще сохраняет живой идею объединения суверенных облигаций еврозоны, несмотря на противодействие со стороны Германии. Крупнейшая экономика еврозоны до сих пор отклоняла любые предложения, которые потенциально могли бы оставить ее налогоплательщиков на крючке за долги других стран.

Планы по созданию единого долгового обязательства, состоящей из долгов 19 стран еврозоны, зашли в тупик с тех пор, как они были впервые представлены Европейской комиссией в прошлом году. Это побудило чиновников рассмотреть другие варианты, в том числе краткосрочные евровекселя (short-term euro bills).

Согласно отраслевым источникам, член совета управляющих ЕЦБ Эвальд Новотны в феврале говорил о возможности создания еврооблигаций (euro bills), совместно гарантируемых государствами-членами еврозоны, и чиновники Комиссии, исполнительного органа блока, обсудили их как вариант укрепления европейских рынков капитала.

Срок погашения такого долгового обязательства может составлять один год или меньше.

Никакого реального прогресса в создании совместного «безопасного актива» – называемого так в силу отсутствия риска дефолта, – не ожидается до тех пор, пока не будет сформирована новая Комиссия после выборов в майских Европейский парламент.

Даже тогда, шансы на прорыв низки. Предложение Комиссии о создании Sovereign Bond-Backed Securities (SBBS) не обсуждалось государствами ЕС, так как во внутреннем франко-германском документе о реформах еврозоны от июня говорилось, что SBBS «имеет значительно больше недостатков, чем потенциальных выгод, и вопрос о его создании не должен больше рассматриваться».

Опасный первый шаг?

Предложение введения краткосрочных казначейских облигаций еврозоны было впервые представлено в 2011 году Грэмом Бишопом, консультантом по финансовому регулированию Европейского союза, который был назначен в 2013 году тогдашним президентом Комиссии Жозе Мануэлем Баррозу в группу экспертов, консультирующую по вопросам возможной совместной эмиссии долга. Группа была распущена в 2014 году.

По мнению Бишопа, краткосрочная природа, лежащая в основе его предложения, которое включает в себя создание нового органа, названного Temporary Eurobill Fund, делала его идеальным инструментом для тестирования. По его предложению была выпущен общий бонд со сроком погашения в два года. Сейчас он работает над другой его версией со сроком погашения в шесть месяцев.

«Проще говоря, правительства должны привлекать краткосрочное финансирование на срок до двух лет через этот Фонд, возможно по договорным обязательствам», – сказал Бишоп, вице-председатель Европейского движения в Великобритании (European Movement in Britain), группы, которая выступает за усиление евроинтеграции и реформу ЕС.

«Бонд (bill) состоит из пула облигаций еврозоны, которые были перевыпущены».

По предложению Бишопа государства-члены, нарушающие фискальные правила ЕС, будут лишены членства в Фонде, и государства-члены не будут нести ответственность за долговые обязательства других стран.

Аналитики говорят, что Treasury bills еврозоны имеют смысл, особенно для банков, которым требуются высокодоходные суверенные бонды для финансирования их операций, и которые обеспокоены сокращением их предложения, поскольку Германия и Нидерланды, обе с рейтингом AAА, выпускают их все меньше.

«Учитывая политическую оппозицию еврооблигациям, единый безопасный вексель еврозоны будет рассматриваться как хороший шаг в правильном направлении», – сказал Дэвид Оуэн, главный экономист по Европе в Jefferies, Лондоне.

Критики, однако, заявили, что такие европейские Treasury bills подтолкнут правительства к разделению ответственности.

«Как только такой «безопасный актив» будет создан, призывы к объединению обязательств будут неизбежны. Поэтому, нам не следует даже начинать двигаться по этому пути », – заявил немецкий законодатель ЕС Маркус Фербер, возглавляющий крупнейшую консервативную группировку в экономическом комитете Европейского парламента.

DOOM LOOP

Потенциальные выгоды от объединения бондов еврозоны стали особенно ясны во время долгового кризиса еврозоны, когда зависимость банков от облигаций их стран, создала так называемый “doom loop” («порочный круг») – опасения по поводу кредитоспособности европейских стран-должников окрашивали «взгляд инвесторов на их банки и наоборот, усиливая рыночную напряженность».

Несмотря на введение более жесткого банковского регулирования и надзора после кризиса, “doom loop” никуда не делся. На самом деле, европейские банки использовали дешевый кредит от ЕЦБ для скупки государственных облигаций.

Итальянские кредиторы держат около 20% итальянского государственного долга размером в 2 триллиона евро, и опасения вокруг планов государственных расходов в прошлом году вызвали угрожающую распродажу суверенных облигаций, что повысило стоимость фондирования у банков.

Согласно анализу Deutsche Bank, средний европейский банк в настоящее время имеет суверенные долговые обязательства, равные 170% его основного капитала первого уровня (Tier 1 Capital), что является ключевым показателем финансовой устойчивости банка. Это более чем в три раза выше, чем в банках США.

Помимо снижения рисков для стабильности банков, чиновники ЕС хотят увеличить предложение активов в евро, которые рассматриваются как безопасные, для повышения привлекательности евро для иностранных инвесторов и противостояния доминированию доллара в качестве резервной валюты.

Доля самых безопасных суверенных облигаций с A-triple рейтингом в еврозоне упала с докризисного значения в 50% до 25% в настоящее время, так как рейтинг государственного долга в нескольких государствах еврозоны ухудшился.

Бишоп сказал, что сейчас идею единого евробонда будет легче продать государствам-евроскептикам, чем 10 лет назад, потому что доходность краткосрочных облигаций сошлась, и стоимость участия для таких как Германия, чьи “Bunds” считаются самыми безопасными европейскими активами, будет низкой.

Представитель министерства финансов Германии отказался от комментариев.

На вопрос о «безопасном активе» на пресс-конференции ЕЦБ в прошлом месяце Марио Драги ответил, что окончательное решение остается за политиками.

«Это нисколько не умаляет аргумента, что абсолютно разумно иметь безопасный актив на европейском уровне», – сказал он.