ИНТЕРВЬЮ ХЬЮ ЛОРИ: «Я ГОТОВ ИГРАТЬ ЗЛОДЕЕВ ХОТЬ ВСЮ ЖИЗНЬ»

Hugh Laurie interview: 'I've been preparing to play a baddie all my life'

117 17 1677 3 min

Что за дьявол этот Хью Лори? Причина, почему мы задали себе этот вопрос, приведена ниже.

Что за дьявол этот Хью Лори? Причина, почему мы задали себе этот вопрос, приведена ниже.

А вот ответ зависит от того, на какой стороне Атлантики вы находитесь. Если вы проживаете в США, где его герой доктор Хаус стал настоящим хитом и сделал Лори самым богатым врачом на американском телевидении (актер получал $700,000 за каждую серию), вы можете решить, что он немного мизантроп. Поэтому нет? Скорее всего он не дьявол, может быть слегка странный, но определенно, он «серьезный» актер. Имидж Лори в штатах построен практически полностью на роли этого доктора. Этакая милая комбинация из медицинских загадок, ворчащей социопатии и грубости по отношению к пациентам, врачам и друзьям (вспомнить хотя бы эту цитату: «Ничего личного, мне вообще никто не нравится»).

В противоположность этому по другую сторону океана имидж Лори сформировался десятилетия тому назад, когда он получил одну из главных ролей в скетч-шоу вместе со своим университетским приятелем Стивеном Фраем. Он играл Вустера — недалекого отпрыска из аристократического семейства в ТВ-сериале про хитроумного камердинера Дживса, а в любимой англичанами комедии «Черная гадюка ІІІ» (Blackadder III) подарил зрителям чудесный образ абсолютного идиота — Георга IV.

Все эти роли подарили ему наши сердца, но также оказали ему и плохую услугу, в глазах британской публики он был актером, который специализируется на типажных образах неуклюжих сливок общества. В свете этого для многих стала сюрпризом его роль коварного торговца оружием в драме ВВС «Ночной администратор» (The Night Manager). Отсюда и мой вопрос:

— Неужели он может играть плохого парня?

«Я готовился быть плохим еще с тех пор, как был маленьким мальчиком, я проделал много предварительной работы и с удовлетворением могу сказать, что действительно ужасен», — смеется он по ходу беседы в W Hotel в Голливуде.

Затем добавляет более серьезно: «Злодеи всегда служат цели в хорошем сценарии. Это проторенная дорожка во всех типах сюжетов, поэтому, когда мне предложили сыграть его, я не мог упустить такой случай».

В этой роли Лори удалось совместить невероятно соблазнительный шарм с постоянно исходящей от него угрозой. Как смог он представить себя на месте этого человека?

«Когда я прочитал «Ночного администратор» (он был издан в 1993), три главы, или что-то около этого, я решил попробовать себя в роли режиссера. Стоит отметить, что я больше никогда не делала этого ни до, ни после. И немедленно потерпел фиаско».

«Всю жизнь я мечтал сыграть Джонатана Пайна, а теперь вынужден сидеть, сложа руки, и смотреть, как органичен, мужественен и прекрасен в этой роли Том Хиддлстон, о, это очень жестоко! Но я всегда верил, что эта история таит в себе что-то исключительно благородное, захватывающее и важное. Думаю, в ней ле Карре воплотил что-то вроде праведного гнева».

Они создали совместное комедийное ревю «Подвальные записи» (The Cellar Tapes), показанное на популярном фестивале «Фриндж» в Эдинбурге (Edinburgh Fringe Festival), получили приглашение театрального Вест-Энда и, наконец, в 1982 пробили себе путь на телевидение.

Это стало началом успешной телевизионной карьеры. Но роль, которая действительно подняла его на вершину — это доктор Грегори Хаус. Сериал, начавшийся в 2004 году, представил его широкой международной зрительской аудитории, позволил завоевать Золотой глобус, а также быть номинированным на Эмми.

Несколько лет он разрывался между Лондоном и Голливудом, что, как он отметил, было большим испытанием для его брака. Но теперь Лори вместе с женой постоянно проживают в Лос Анджелесе, где сейчас он снимается в новом сезоне ситкома «Вице-президент» (Veep), а потом примет участие в постановке психологического триллера «Шанс» (Chance).

Там он играет самого Элдона Чансаи — судебного невропатолога из Сан-Франциско, вовлеченного в мир продажных полицейских, психических заболеваний и ошибочных идентификаций. Хью Лори отмечает, что, конечно, это нуар, но очень современный и востребованный зрителем.

Лори достаточно открыт, рассказывая о своем прошлом психотерапевтическом опыте. В одном из интервью он признался: «Если у меня нет камня в ботинке, я его обязательно положу туда».

Сегодня актер говорит, что чувствует себя самоконтролируемым фриком. У него есть болезненная необходимость быть вовлеченным во все аспекты кино, в котором он появляется, неважно, сериал это или фильм. «Я не могу удержаться, чтобы не совать нос в чужие дела. Я стараюсь держать себя под контролем, но все же любопытство снедает меня», — сознается он.

«Думаю, все это происходит от моей неуверенности в том, что я действительно хороший актер. Если я вижу фрагмент декорации, сделанный, как мне кажется, неправильно, или несоответствующий образ актера, я не могу это игнорировать. Я обязан вмешаться. Мне нужно быть очарованным каждой деталью, саундтреком, ритмом и даже видом заката на афише, так что я вмешиваюсь постоянно».

Куда бы ни отправился, он всегда берет с собой электронную клавиатуру (Лори записал два блюзовых альбома, которые представил миру вместе со своей группой Copper Bottom Band), также где бы он не был, он берет в аренду мотоцикл, чтобы познакомиться с окрестностями. Во время съемок сериала «Ночной администратор» он боксировал с испанским чемпионом по боксу в тяжелом весе Ховиком Кеучкеряном (Hovik Keuchkerian), игравшим одного из телохранителей злодея. «Он просто огромный», — вспоминает Лори. — «Когда я увидел, как он тренируется и дубасит эту грушу, это было что-то потрясающее. Правда, потом я на собственном опыте понял, что игра на пианино и бокс не сочетаются. Не очень хорошо для рук».

Кроме того, что он талантливый актер и музыкант, Лори также успешный писатель. Его первая новелла «Продавец оружия» (The Gun Seller) была переведена на 28 языков и стала бестселлером.

Сейчас он избегает встречи со своими издателями: «Боже, пятнадцать лет тому я подписал контракт на еще одну книгу, но до сих пор не отправил ее», — говорит он. — «Но я надеюсь, что это произойдет. Когда последний волос покинет мою голову, думаю, появится прекрасная возможность продолжить дело».