European media

В нынешней Британии, чем вы богаче, тем больше ваши шансы на справедливость

In Britain now, the richer you are, the better your chance of justice

43 0 561 4 min
Митинг молодых английских юристов за сохранения традиций британского правосудия.

Наша правовая система когда-то защищала всех. Но теперь она всё чаще обслуживает только богатых.

Правосудие в Великобритании — в стране, которая может гордиться тем, что сформулировала презумпцию невиновности и изобрела суд присяжных — становится делом денег. Мы пошли по пути Соединенных Штатов и строим рыночную судебную систему, где богатые имеют все преимущества, и тюрьмы заполнены черными и бедными, а не систему на основе права.

Это еще не произошло, но позвольте мне представить некоторые примеры преобладания новой тенденции. В Британии теперь есть первая фирма частных прокуроров Edmonds Marshall McMahon, созданная бывшими правительственными адвокатами. Они поняли, что сокращение борьбы со специализированными преступными группами означает, что многие случаи мошенничества и не могут, и не будут преследоваться государством. А спрос на их недешевые услуги настолько велик, что они получают по шесть обращений в день.

То, что применялось для обвинения, теперь используется в защите. Крис Доу (Chris Daw) — уголовный адвокат, к которому идут богачи, когда у них возникают проблемы. Он признается сам, что почти всегда добивается оправдания, особенно, если у вас есть деньги. Правда, вы получите более серьезное наказание, если будете признаны виновным. Но каковы шансы? Вы можете позволить себе приглашать экспертов, которые могут оспаривать все доказательства в споре с плохо оплачиваемым представителем Королевской службы уголовного преследования и полицией.

Самая большая фикция любой криминальной драмы заключается в том, что у детективов и юристов якобы есть время. Блестящий адвокат находит доказательства, открывающие дело. У главных инспекторов Льюиса и Барнаби [главные герои популярных сериалов «Инспектор Льюис» (Lewis) и «Чисто английские убийства» (Midsomer Murders)] есть в подмогу хотя бы свои сержанты и констебли. Они расследуют одно преступление, а не два, три или десять одновременно. Популярность криминальной драмы обычно объясняется эскапистским стремлением к изящной развязке, разоблачающей преступника. Но это также демонстрирует, сколь наивна вера в систему правосудия, которой больше не существует или подобна стремлению обратиться к лучшему былому. Как бы то ни было, у полиции нет ресурсов для поиска доказательств, или борьбы с ножевыми атаками, или даже деланья чего-либо, кроме как сдерживания, а не борьбы с преступностью.

Консервативная партия, когда-то «партия закона и порядка», заявляет, что нет никаких доказательств того, что сокращение полицейских бюджетов позволило процветать преступности — аргумент означает, что его будущее сокращение до абсурда, оправдывает отмену полицейской службы в целом. И никто, кто взламывает, грабит или насилует, не станет ожидать, что за преступление будет арестован. Даже пока средства есть, Служба столичной полиции (CPS) потеряла четверть своего бюджета и треть своих сотрудников с момента начала строгой экономии, и это в то время, как в Лондоне прокурорам дается всего один час для рассмотрения дела. В таких обстоятельствах неизбежно, что виновный будет освобожден.

Я не обвиняю компании в запуске частных судебных преследований. Поскольку мошенничество стало фактически безрисковой преступностью, я могу только подбодрить их. Я также не считаю, что состоятельные клиенты не должны иметь доступа к адвокатам, которые могут заставить государство доказывать вину за пределами разумных сомнений. Но у нас была система, основанная на правах, где каждый мог ожидать компетентной защиты, а жертвы преступлений могли иметь слабую, но не надуманную надежду, что их предполагаемый обидчик будет арестован. Мы движемся с замечательной скоростью в сторону рыночной справедливости, где верховенство права зависит от размера вашего банковского баланса. Или, как говорит Крис Доу, однажды «вы могли бы стать бездомными в Великобритании и все же быть представлены в суде за убийство топовым адвокатом (QC)». Теперь мы становимся американцами. У богатых есть лучшая защита, а остальные несут риски «неуклюжего» представления в суде; даже актер О. Джей Симпсон оправдан, а бедняки осуждены.

Как бы в доказательство этого мнения, адвокаты по уголовным делам бойкотировали дела о правовой помощи в коронном суде с 1 апреля. В проявлении солидарности, порожденной яростью к правительственной пропаганде о зарвавшихся юристах, они отказываются представлять потенциальных клиентов. В коммерческом праве действительно есть толстосумы, поскольку средняя заработная плата для партнеров в юридической фирме может достигать £1,5 млн. Но законом в уголовном праве определены большинство размеров содержания: ученик начинается с £12,000, после трех лет оклад составляет около £25,000 и около £56,000 на пике успеха, из которых они должны вычесть расходы на свои палаты и все остальные затраты, которые следуют от самозанятости. После 20 лет трудов они завершают и уходят.

Выпускники-юристы с задолженностью не привлекаются к уголовным делам. Женщины, как правило, не могут справиться с переработками, низким заработком на фоне стоимости ухода за детьми. (Исход из профессии, кстати, превращает все благочестивые призывы политиков стремиться к большему числу женщин-судей в кучу мусора.) Столь же велико разочарование, о котором предупреждает Юридическое общество, что адвокаты, способные защищать подозреваемых, могут вскоре исчезнуть в большинстве регионах Британии.

Поговорив с Анжелой Рафферти (Angela Rafferty) из Ассоциации адвокатов по уголовным делам, я почувствовал, что среди адвокатов очевиден идеализм в отношении своих недостатков, оправдываемый ими целью защиты справедливости, впрочем, я полагаю, как не исчезает и убеждение полицейских в том, что они осуществляют почетную миссию защиты закона и порядка.

Британское отношение к правосудию сурово. Каждое правительство считает, что оно может пренебрегать тюремной системой и сокращать судебные издержки. Вряд ли кто-то считает, что налоги должны расти или что Государственная служба здравоохранения (NHS) должна потратить средства на исправления ущерба. Тем не менее, общественность не хочет, чтобы полиция ушла с улиц или бездействовала. Но есть то, что хочет общественность и что общественность получает, — и это разные вещи. Мы прочно идем по пути к обществу, которое сможет похвастаться тем, что предлагает лучшее правосудие, которое только возможно купить за деньги.

43 0

Рекомендуем